Ростовские индейцы скальпов не снимают

А А А

 

Потомки скифов и сарматов становятся краснокожими воинами в стремлении к духовному совершенству.

Ростовские индейцы скальпов не снимаютКак выяснилось в Ростове очень давно существует необычное сообщество, которое называет себя индейцами. Эти люди носят одежду и атрибутику краснокожих, стараются следовать их традициям. Особо себя не афишируют, так как внешних социально-политических целей у группы нет. Объединяет их скорее жизненная философия и система ценностей.
 
В Ростове индейцы появились совершенно беззвучно, как и положено этому воинственному народу североамериканских лесов и прерий. Заметить их близкое присутствие человеку непосвященному столь же трудно, как и отряду бледнолицых, пробирающихся через леса племени ирокезов, и не замечающих горящих глаз в густой листве секвойи.
 
Индейцы ходят своими тропами, тоже невидимыми взору бледнолицых. Однако совершенно точно известно, что во время Каяльских чтений, что проходят в середине мая в хуторе Погорелов под Белой Калитвой, небольшое индейское племя родом из Ростова раскинет традиционные индейские палатки «типи» на берегу той самой речки Каялы, из которой князь Игорь некогда черпал шеломом воду, и спустят лодку-каноэ там, где князева дружина поила своих коней.
 
И все же мне удалось договориться о встрече с одним из представителей индейского племени. Александр коренной ростовчанин, ему 39 лет, у него высшее образование и профессия столяра. Перед тем, как окончательно надеть кожаную куртку-безрукавку и мокасины, Александр занимался файер-шоу. Он был одним из первых ростовчан, достигших профессиональных высот в этом деле. И тогда же стал известной в Ростове личностью под именем Ворсон («сын войны»).
 
Но однажды, словно Форест Гамп во время бега по бесконечному шоссе, Александр вдруг остановился и резко сменил жизненный вектор. Он бросил файеры и ушел в леса, которые растут на горах близ Сочи. Более десяти лет с наступлением весны Ворсон уходил в горы, и возвращался в Ростов лишь с первым снегом. Там, вдали от цивилизации, он постигал дух настоящего индейца. Это означает полное слияние с природой, ощущение в себе великого божества Маниту.
 
Ростовские индейцы скальпов не снимают
 
Но времена меняются. Строительство олимпийских объектов выгнало индейские племена из благословенных сочинских лесов. Ворсон решил вернуться в Ростов, и летний лагерь теперь разбивать на донской земле, для чего был избран чудесный лесистый уголок на берегу реки в хуторе Погорелов. В ожидании теплых майских дней Ворсон проводит время в городе, где настоящие индейцы чувствуют себя неуютно. Ворсон неохотно идет на контакт с окружающим миром, но все-таки сделал исключение.
 
Ростовские индейцы скальпов не снимают
 
Наша встреча имела конспирологический налет. Свое городское место обитания Ворсон обустроил в самом центре города, но на закрытой территории, где нет праздных зевак. Охранник долго не мог понять, к кому я направляюсь, но когда прояснил, даже улыбнулся:
- К индейцу? Так бы сразу и сказали. Вам туда!
По узкой тропинке с осыпающимися камнями я спускаюсь на небольшую лужайку среди деревьев, где стоит вагончик-трейлер, приспособленный под жилье. Внутри достаточно просторно, стены обшиты деревянными панелями, есть мягкая мебель...
 
Ворсон сидит напротив меня, скрестив руки на груди, неторопливый и немногословный. Такими бывают все индейцы в книгах Фенимора Купера и в фильмах киностудии «ДЕФА» (ГДР) с участием Гойко Митича.
 
Ростовские индейцы скальпов не снимаютУ абсурдиста Франца Кафки есть короткий рассказ «Желание стать индейцем». Он состоит всего лишь из одного предложения:
 
«Быть бы индейцем готов хоть сейчас, и на мчащейся лошади, наискось в воздухе, коротко вздрагивать над дрожащей землей, а потом отпустить шпоры, ибо нет шпор, а потом отбросить поводья, ибо нет поводьев, и едва видеть перед собой землю выкошенной догола степью, уже без холки, уже без головы лошади».
 
 
 
Что-то подобное начинаешь ощущать и сам под пристальным взглядом Ворсона.
 
- У нас нет никакой организации. У нас нет племени и создавать его было бы абсурдом. Современные индейцы в России - это такие же одиночки, самодостаточные люди, как и я, чувствующие необходимость вести именно такой образ жизни, - объясняет Александр-Ворсон, взвешивая каждое слово. - Мы хорошо знаем друг друга и тот путь, который каждый из нас прошел. Кто-то нашел свое выражение в картинах, художественных образах. Кто-то искал духовного совершенства в горах Алтая, но тамошняя коммуна долго не просуществовала. Мой выбор - это выражение себя через поведение, через индейскую атрибутику. Я не ставлю крест на душах из глянцево-офисного мира. А позволяю заглянуть им в мой, где с человеком разговаривают деревья и камни, где нет объектов неживой природы. В этом, если хотите, моя социальная роль.
 
Если вы проведете ночь на природе в индейской палатке, проснетесь в окружении тотемов, необычных предметов быта, то и мыслить поневоле станете как настоящий индеец. Вот поэтому мы уезжаем подальше от городов. Индеец, в моем понимании, это человек, который живет в гармонии с природой и самим собой, и не пытается сегодня взять лишнее, не думая о завтрашнем дне.
 
Такую идеологию исповедуем не только мы, индейцы по духу. В сочинских горах я встречал отшельников, которые до сих пор думают, что живут при Сталине и ничего не знают о прошедших за полвека в стране переменах. Им этого и не надо. Вдалеке от общества легче находишь гармонию с самом собой.
 
Индейская культура уже нашла слияние с российской в творчестве группы «Ворон Кутха», которую создал звукорежиссер и продюсер Андрей Тропилло. В одной из песен, быстро набравших популярность, есть такие строки:
 
 
Нас нагибают. Нас вырубают.
Нами пугают. Над нами смеются.
Как будто все знают,
Но не понимают:
Индейцы умирают,
Но индейцы не сдаются.
 
- Ворсон, чем занимаются индейцы на стойбище?
 
- Это сбор даров природы: ягоды, орехи, целебные травы. Традиционные ремесла - изготовление кожаной одежды, вышивка. Верховая езда, метание ножей и томагавка. Наконец, углубление в самого себя, что тоже требует времени.
 
- Почему вы выбрали для нового лагеря местечко в хуторе Погорелов?
 
- В степи не осталось бизонов, индейцу трудно там выживать (улыбается). Но, слава богу, сохранились дикие места, где еще не стерлись следы древних кочевников, где еще носятся вместе с ветром духи наших предков. На самом деле хутор Погорелов это историческое «намоленное» место, где есть лес и река. К тому же нам интересно посмотреть реконструкцию сражения дружины князя Игоря с половцами, хотя принимать в ней участие индейцы конечно не собираются.
 
Ростовские индейцы скальпов не снимают
 
Побывать в индейском стойбище сможет любой желающий. Как говорит Ворсон, краснокожие никому не навязывают свое мировоззрение, но желающим могут помочь сделать первые шаги по индейской тропе. Найти сообщество ростовских индейцев можно в социальных сетях, оно называется kochevnik61.
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1126



Вход на сайт

Случайное фото