Ростовский "Американец" (разводной мост через Дон)

А А А

 

Обо всех ростовских мостах, перекинутых через Дон, можно написать большую отдельную книгу. Странно, но почему-то ни кто из местных краеведов пока не вдохновился такой целью. Хотя многочисленные и подробные описания жизни наших мостов в разных трудах существуют. Наверное, всё ещё впереди потому как идея такой книги, на самом деле, хорошая.
Мосты, это ведь полёт инженерной мысли, это романтический порыв строительных усилий, это индустриальная поэзия транспортных путей. Мосты это движение, это жизнь, история. Мосты, это мосты!
Поведаю лишь об одном из них. Коренные ростовчане зовут этот мост «Американским», я же по-свойски стану именовать его «Американцем». Почему-то именно так, сразу, зазвучало для меня его народное прозвище. Эй, «Американец»! Я расскажу о тебе, не возражаешь? Поехали!
(Из книги «Ростовский порт – история в лицах»)
 
"Американский мост" в Ростове-на-Дону
 
Мост через столетие
 
Он самый старый из своих собратьев сегодня действующих в городе. Об этом факте из нынешних горожан мало кто знает. Да и я, если честно, наткнулся на дату его постройки случайно, когда собирал материал для книги о Ростовском порте.
Собирал я материал, собирал, а мост всегда находился «рядом», был где-то недалеко, поблизости. Когда настала пора иллюстрировать книжку, мне вообще пришлось сильно удивиться потому, что «Американец» оказался одним из любимых арт-объектов нескольких поколений ростовских фотографов. Оценив их работы по достоинству, проведя ещё несколько параллелей, я понял, что судьба старого моста накрепко связана с портовой историей и тема моего рассказа о нём будет абсолютно оправдана.
Итак...
 
 
Если образно называть Дон водной артерией, а Ростовский порт именовать сердцем речных путей Южного российского региона, то разводной железнодорожный мост, по сути, будет являться основным, аортальным клапаном данной транспортной системы! И этот «клапан» исправно работает уже сто лет, пропуская корабли к порту и отпуская их в дальние морские плавания. Да. В нынешнем году, а если уж быть совсем точным, 9 мая 2017 года исполнилось ровно сто лет с момента торжественного открытия в 1917 году нового трёх пролётного двупутного разводного железнодорожного донского моста.
Хочется обратить внимание на величие этих дат. Любители угадывать в цифрах сакральные смыслы, несомненно, отдадут должное моей скромной исторической находке. В День великой победы во Второй Мировой войне, веком позже свершения Великой Октябрьской социалистической революции, ростовский мост в железном здравии и в почти неизменной классической форме, отметил свой столетний юбилей. Здесь, конечно нужно сделать несколько уточнений, но позже, извините, чуточку позже.
Величие нашего ростовского «Американца» подтверждено ещё одним фактом. В момент своего открытия, он стал первым разводным мостом подобного типа, построенным в России! Представим, сколько повидал этот мост на своём веку! Причём ещё, и ещё раз обратим внимание на то, что говоря здесь о его возрасте, мы точно соблюдаем хронометраж истории. Круглая дата. Век. Сто лет!
История Её принято называть Великой, Священной, Героической, для неё придумано много высоких имён. Но мы ведь знаем, что история может быть тяжкой, страшной, жестокой и кровавой, она может быть разной. Давайте вспомним об этом ещё раз, заново оглядывая неподвластные времени пролёты нашего стального ростовского трудяги.
Летопись его непроста, как непроста и последняя столетняя часть жизни всего Российского государства. Да. Она величественна, глубока, извилиста, и одновременно, обыденна. Её ход похож на шумный плеск речных волн, эхом заблудившийся меж бетонных мостовых опор, по-разному звучащий в разные времена года.
Прислушаемся к изменчивому голосу донского течения, и может быть, сегодня он прозвучит для нас с какими-то новыми, до сих пор неизвестными, интонациями.
 
Предшественник
 
Первый разводной железнодорожный ростовский мост через Дон был построен и открыт 2 (14) июля 1875 года. Вычтем из 2017 - 1875 и получим цифру 142. То есть, сто сорок два года тому назад в первый раз паровоз перетащил вагонный состав через Дон по разводному мосту в нашем городе. Признаться, мне этот промежуток времени не кажется большим. Какие-то две средние человеческие жизни следующие друг за другом. Всего три, четыре поколения. А какие перемены!!! Сколько всего успело произойти и в стране и в мире за этот мимолётный срок. Но, не будем отвлекаться от основной темы. Пойдём дальше по намеченному пути.
Мост стал заключительной частью строительства новой железнодорожной линии всероссийского значения, Ростов – Владикавказ. В создании нового пути принимало участие около 17 000 человек, выходцев из среднерусских губерний, и местных жителей.
Концессию на сооружение дороги получил инженер путей сообщения барон Рудольф Васильевич Штейнгель. Он и создал акционерное общество Ростово-Владикавказской железной дороги.
Этот путь, протяженностью 652 версты (695 км) со всеми инженерными и гражданскими сооружениями был построен за три года, как и планировалось. Официальное открытие движения поездов состоялось в Ростове-на-Дону, во время пуска в эксплуатацию разводного моста, 2 июля 1875 года. Первым управляющим Ростово-Владикавказской железной дороги стал Владимир Михайлович Верховский. Позже, 25 декабря 1884 года дорога была переименована во Владикавказскую.
Всего за три года наёмный работный люд, руками, без хитроумных механических приспособлений и сложной техники, при помощи лопат, заступов, деревянных тачек и конских подвод провел насыпь по сложному, дикому ландшафту. Российские рабочие и инженеры-путейцы проложили по насыпи полотно, около семисот километров рельсов и шпал, построили мосты и тоннели, станции и депо, создали необходимую систему контроля и обслуживания новой железной дороги. Даже сегодня, в прогрессивные времена автоматизации труда, можно с гордостью восхищаться упорством, мастерством и умением наших предков, удивляться качеству и срокам их строительств.
 
Но, вернёмся к мостам...
 
Предшественник «Американца» имел одну рельсовую колею и пять пролётов. Его длина над зеркалом воды под мостом, называемая «сквозным отверстием моста», составляла 125 саженей, что равно 250 метрам. Средняя ферма являлась разводной частью и, вращаясь по горизонтали на опорном быке, установленном по ее центру, разворачивалась параллельно течению и берегам, строго перпендикулярно к оси моста. Зафиксированная в таком положении ферма открывала по фарватеру два узких прохода для пропуска речных судов.
 
"Американский мост" в Ростове-на-Дону
 
Из-за такой конструкции, при частой погодной смене силы течения и уровня воды в Дону, проводка кораблей осложнялась. Не редко случались столкновения судов с каменными опорами. Поэтому в 1879 году, по инициативе Донского гирлового комитета, для помощи в проходе была построена специальная спусковая баржа. В течение всей навигации баржа стояла на якорях напротив судоходного пролёта выше по течению, с неё проходящим кораблям подавали перлиня (морские тросы), и затем с помощью паровой лебёдки судно аккуратно затягивалось вверх, либо спускалось вниз по течению. Кое-кто из нынешних историков говорит о двух баржах, выше и ниже моста, но лично я склонен думать, что было всего одно вспомогательное судно, то, что становилось выше по течению Дона. Баржа крепилась с носа якорями ко дну реки, а с кормы швартовалась цепями к мостовому быку.
 
Особенно рисковали столкнуться с опорами те суда, что спускались вниз по течению, поэтому, при необходимости, они бортом подходили к спусковой барже, закрепляли страховочный такелаж, и затем с предосторожностью, медленно миновали опасный проход. Редкие капитаны - смельчаки рисковали проходить вниз по течению без помощи спусковой баржи, особенно в ветреную погоду и по большой воде при сильном и нестабильном течении. К примеру, только в 1913 году, по судовым статистическим отчётам тех времён: «Спусковою баржею воспользовалось 3607 судов, прошедших вниз по течению, а также 6 судов, прошедших вверх против течения, причём последние были протянуты паровой лебёдкой и ручными шпилями. Кроме того, средствами спусковой баржи снято наваленных течением на носовые цепи баржи 2 судна и вытащено увлеченное течением под мост 1 судно».
 
Баржа для лучшей заметности красилась в белый цвет, белыми были и мостовые быки разводного пролёта, ночью они освещались фонарями. На барже с наступлением сумерек тоже зажигали керосино-калильный фонарь мощностью в 750 свечей, а на её мачте, на протяжении всех суток висели сигнальные шары и флаги, оповещавшие суда об изменениях водного режима. Капитан спусковой баржи выполнял ответственную работу, руководил судовым движением, регулировал его очерёдность.
 
Катастрофа
 
Это случилось в ночь, с 24 на 25 января 1915 года. Накануне, выше по Дону наступила кратковременная оттепель, она переполнила водой речное русло. Подул сильный «верховой» ветер и, несмотря на вновь установившийся мороз, взломал ледяной панцирь. Начался ледоход.
 
Ожившие торосы устремились вниз по течению, срывая с якорей и швартов спящие суда, зимовавшие у причальной линии ростовской набережной, увлекая их к сведённому на зиму, железнодорожному мосту. Первые два судна, паровая баржа и пароход «Пётр», разорвали палубными надстройками нижний пояс мостовой фермы и, затёртые льдинами, двинулись дальше.
Следующая паровая баржа, встав поперёк течения, застряла под мостом. Она упёрлась носом в каменную опору, мачтой зацепилась за ферму, а кормой вклинилась в нагромождение льда. Рядом, как раз напротив разводного пролёта, в плену ледяного хаоса оказался пароход – ледорез «Фанагория». Ещё 11 судов, многочисленные лодки, сорванные со свай деревянные пристани и причалы, разбросало по Дону как попало, завалило ледяной кашей.
 
Мост был тотчас же перекрыт. Поезда остановили своё движение. В служебных комнатах Ростовского вокзала управляющий дорогой Э.Б. Войновский-Кригер созвал экстренное совещание путейцев. Уже к утру был определён характер повреждения мостовых ферм и выработан план восстановительных работ. Изготовление новых металлических конструкций, их установку, после демонтажа повреждённых участков, проводили Главные мастерские Владикавказской железной дороги. На 12-градусном морозе, при резком ветре, первоочередные ремонтные работы были выполнены в течение 37 часов. Уже к вечеру 26 января движение поездов восстановилось. Судьба пленённых кораблей была суровее. Их удалось вызволить только весной.
 
На смену старому
 
Проектировал и строил первый разводной мост российский инженер путей сообщения Эраст Михайлович Зубов. Поезда, следовавшие в Ростов и обратно по единственному рельсовому пути, преодолевали также и небольшой мост через реку Темерник, она впадала в Дон поблизости от железной дороги.
Детище Зубова было, для своего времени, передовым словом в российском мостостроении. Но уже тогда, с развитием капитализма, промышленный прогресс начинал набирать свой стремительный разбег, требуя новых объёмов, темпов и территорий. Поэтому, через два десятка лет однопутного, «тесного» и в железнодорожном, и в воднотранспортном отношении моста, для этого разбега Ростову стало катастрофически не хватать. После пуска Новороссийской железнодорожной линии и открытия промышленно-транспортного пути к Волге и Каспийскому морю, предшественнику «Американца» потребовалась полная замена, так как реконструировать однопутный мост при соблюдении высокой транспортной нагрузки на него, было практически невозможно.
 
Первый «Американец»
 
Интрига и двусмысленность этого подзаголовка в полной мере раскроется чуть позже. А пока мы узнаем, в чём же было истинное первенство нашего нового моста.
Как говорилось вначале, новый трёх пролётный, двупутный разводной железнодорожный мост, строился с 1912 по 1917 год. При оценке сроков его возведения нужно не забыть о том, что 1-го августа 1914 года Россия вступила в Первую мировую войну (1914 - 1918 г.г.). Сдан был мост 9 мая 1917 года, за полгода до свершения Великой Октябрьской социалистической революции и начала кровопролитной Гражданской войны. И если положительный вывод всё же уместен при оценке той исторической ситуации, то Ростову-на-Дону конечно повезло с появлением современного моста. Как говорится, - успели, слава Богу!
Но, давайте подробнее и по порядку.
 
 
Сегодня можно иногда натолкнуться на мнение некоторых любителей «вспомнить прошлое» о том, что наш мост чуть ли не целиком был доставлен из Америки, а потому и прозван в народе «Американским». Ничуть не бывало. Проект моста был разработан и воплощён в жизнь профессором С.И. Белзецким, при участии профессора Н.А. Боголюбова – крупнейшего учёного – мостостроителя, и профессора Г.П. Перидерия. Испытывая гордость за детище отечественного «мостостроя» уместнее было бы назвать этот мост, например, «Профессорским». Он был первым в России разводным мостом вертикально-подъемной системы. А отношение к Америке имел только косвенное потому, что система разводки моста была запатентована американским инженером Гунтером у себя на родине, где и применялась раньше чем в России.
Все, обратите внимание, все металлические конструкции «Американца» были изготовлены в России, в цехах знаменитых отечественных Мальцовских заводов.
 
"Американский мост" в Ростове-на-Дону
 
Сам подъёмный механизм был заказан в Северной Америке. Для надзора за выполнением заказа и для приёмки на заводе-изготовителе готовых узлов, в конце 1915 года из Ростова-на-Дону за океан был командирован инженер П.С. Янушевский, помощник начальника службы тяги Владикавказской дороги (впоследствии — начальник этой службы). Наблюдение за сборкой подъёмника на месте установки в Ростове-на-Дону осуществлял по договору сам автор проекта американский инженер Гунтер.
 
Говорят ещё, что лифтовые системы моста сделаны по чертежам знаменитого архитектора, создателя парижской башни, но, наверное, утверждать это может только то патентное бюро, где Александр Гюстав Эйфель патентовал свои изобретения.
 
Следует рассказать, что этот талантливый француз, в 1887 году чуть было не принял участие в проектировании Волго – Донского водного соединения, хотя тогда уже занимался возведением своего детища – Эйфелевой башни, построенной в 1889 году, к Всемирной выставке в Париже. Самый прогрессивный и уважаемый в истории Ростова-на-Дону городской голова Андрей Матвеевич Байков пользуясь личным знакомством с Леоном Дрю, предпринимателем и организатором разного рода проектов, исхлопотал для Дрю и россиянина Максимова, разрешение министерства путей сообщения на проведение изысканий. «Французский» вариант Волго-Донского проекта был представлен Леоном Дрю российскому правительству в 1887 году, а для его развития и был приглашён Эйфель. К сожалению, дальнейшее сотрудничество Городской думы, Донского гирлового комитета, его председателя городского головы А.М. Бойкова с французскими инженерами не состоялось по ряду внешних и внутренних причин. Андрей Матвеевич неожиданно умер в 1889 году, а проект заморозили. Однако небольшой след архитектора, француза Эйфеля в Ростове-на-Дону всё-таки остался, в лифтовых конструкциях «американского» железнодорожного моста.
 
Разводная его часть представляла собой ферму пролетом 62 метра, весом 729 тонн, поднимавшуюся за 75 секунд на высоту 38,8 метра с помощью электромоторов и противовесов, посредством канатов, составленных из стальных проволок и пеньковой сердцевины, с применением блоков диаметром 3,5 метра, устроенных на двух высоких башнях. Новый мост возвели примерно на 40 - 50 метров ниже старого, по течению реки. Подъёмные механизмы приводились в действие электрической энергией, поступавшей к мосту от собственной, автономной дизель-генераторной станции построенной тут же, рядом с левобережной Заречной улицей.
Повторимся. Признано всеми, что наш мост через Дон, сооружённый в 1917 году, стал первым в России мостом с разводной частью вертикально-подъемной конструкции. Говорят, будто первым он был и в Европе, но мне, как ростовчанину, для гордости достаточно и одного, российского пьедестала.
 
Старый, разводной, однопутный мост инженера Зубова, после окончания Гражданской войны, в 20-е годы прошлого столетия был демонтирован. Основную часть его конструкций использовали при строительстве железной дороги Сочи – Адлер. Но некоторые металлические элементы провалялись на берегах Дона ещё очень долго, напоминая ростовчанам, клёпаными соединениями поржавевших деталей, и о связи времён и о бренности всего сущего, одновременно.
 
Именно в Гражданскую войну «Американский» мост впервые чуть было не разрушили. Но дело тогда обошлось «малой кровью» благодаря одному, единственному человеку. Этот исторический эпизод настолько интересен, что я решил обратить на него отдельное внимание.
 
Кровавые берега
 
Антон Иванович Деникин – царский генерал, русский военачальник, политический и общественный деятель, литератор, один из руководителей Белого движения, в своих «Очерках русской смуты» писал о Добровольческой армии, командующим которой являлся: «Четыре года войны и кошмар революции не прошли бесследно. Они обнажили людей от внешних культурных покровов и довели до высокого напряжения все их низменные стороны».
Эти слова были справедливы, как для «белых», так и для «красных» участников жестокой и кровавой Гражданской войны.
 
Страшными были те времена для простых обывателей. Их «за сочувствие» мучили и убивали обе непримиримые стороны. Звериная жестокость выглядела природным естеством, по сравнению с взаимной ненавистью, массовыми казнями, садистской извращённостью пыток одних соплеменников другими. Грабежи и издевательства над мирными людьми были привычными способами устрашения и приведения населения к повиновению. В Гражданской войне не было правых и виноватых, не было победивших и побеждённых. Так об этом можно говорить сегодня, сейчас, когда время позволило нам оценивать прошлое и свысока смотреть на давно минувшие события.
 
А тогда, в смутную пору, кровью красилась вода в Дону, кровавыми были и его берега. Только разводной мост продолжал стоять над рекой, соблюдая свой стальной нейтралитет, переправляя поезда и пропуская корабли, не зависимо от цвета их флагов. Мост был нужен всем.
 
И вот, однажды, в самом начале января 1920 года, с правого берега по мосту переправился бронепоезд «Генерал Корнилов», он прикрывал отступление из Ростова Добровольческой белой армии. Первая Конная армия красного командарма Будённого, захватив городские окраины, яростно наседала на белогвардейцев с северо-запада, превращая их отступление в суматошное бегство.
 
Шумно выдыхая белые облака на январском морозе, бронированный состав остановился на левом берегу у крайней мостовой опоры. По насыпи, рядом с вагонами, забегали солдаты подрывной команды. Сквозь шипение пара и лязганье сцепок послышались отрывистые команды. Офицер, спрыгнул с паровозной подножки на ходу, ещё до полной остановки бронепоезда. Спустился по склону. Прошёлся быстрым шагом до двери дизель-генераторной станции, толкнул её плечом, скользнув подошвой сапога по наледи перед порогом, вошёл в дежурное помещение. Огляделся, прищурившись подслеповато, привыкая к полумраку после наружного света. От жаркой чугунной печки, укреплённой в углу помещения, подальше от машин, навстречу вошедшему торопливо поднялся пожилой человек в старых валенках и промасленной робе, вытянулся, как положено, и глянул в глаза военному с покорной готовностью слушать и выполнять приказы.
 
Офицер, осматривая сумрачное пространство машинного зала, куда через закопчённые и покрытые снаружи морозной росписью окна наклонными полосами падал слабый дневной свет, торопливо бросил.
- Эй! Как тебя?!
- Дежурный смены, старший электромеханик Рыбаков Иван Ефимович, ваше благородие, - чётко доложил о себе человек в валенках.
Голос его гулким эхом отразился от высокого потолка и кирпичных стен, прозвучал неестественно громко. Офицер слегка поморщился.
- Слушай меня, ты, Иван Ефимович. Сейчас мы твою богадельню будем взрывать к чёртовой матери, и разводную ферму вместе с ней, что бы краснопузым не досталось. Покажешь, куда лучше заряды уложить, и марш домой! Давай быстрее, некогда нам. Соображаешь?!
- Так точно господин офицер. Стало быть, навсегда уходите?
- Ты что, морда, очумел?! На «фонарь» просишься, сукин сын? Как, «навсегда»? – Рука в вязаной из козьей шерсти перчатке приоткрыла дверь. - Эй, вахмистр. Ко мне. Верёвку захвати. Опять работа для тебя…
Электрик замахал руками, сорвал с головы шапку, склонился ниже к полу, быстро, быстро, со страхом заговорил.
- Ваше благородие! Не то. Не то я ляпнул, дурак. Я ж … как лучше. Есть способ, есть. Взрывать – целый день уйдёт, пока взрывчатку под мост заложишь, туда – сюда … Вернётесь, потом как, а? Ремонт давать, опять же?!
- Ты что хочешь? Не тяни время. Ну!
- Вот, сюда. За мной прошу. Рядом тут, взгляните только. Здесь пульт управления подъёма и спуска моста. Вот это, называется - контроллер. А вот главная штука, барабан контроллера с контактами, без него встанет всё! Сниму его и вам отдам, второго такого во всей России не сыскать, в Америке только, под заказ … Пролёт разводной сейчас поднимем, застопорим, а без штуки этой не опустится он. Электричество на механизмы не пойдёт. Вернётесь, барабан на место вставим и заработает. Ей Богу. Ну, жизнью клянусь. Красные, ведь шлёпнуть могут если что. Мне-то отсюда всё равно деваться некуда!
- Всё! Тихо!
Офицер взмахом руки приказал рабочему замолчать, развернулся на каблуках, оглядывая генераторы и дизельные двигатели, сторонясь замасленных непонятных громоздких механизмов, медленно вышел наружу. Выкурил на морозе папиросу, прислушался к канонаде. Бросил окурок в снег, подозвал старшего подрывной команды и коротко отдал распоряжения. Потом вернулся. Рыбаков, сгорбившись, ждал его у двери.
- Давай, Иван Ефимович, - белогвардеец отрешённо и без угрозы взглянул в глаза электрику, - командуй. Заводи свою шарманку. Ферму вверх. Контроллер разобрать, барабан ко мне на бронепоезд! Живи старик. Ну, чего стоишь? Действуй!
 
Через день, 8-го января 1920 года, конница Будённого захватила Ростов-на-Дону.
Неделю праздновали красноармейцы эту свою победу над Добровольческой армией. Неделю вершился пролетарский суд над «недорезанными буржуями» и «контрой». Неделю карательные отряды красных вспоминали белякам расстрелянных красногвардейцев и повешенных на Большой Садовой рабочих. Сильно вспоминали, сами вешали и расстреливали. Мстили с куражом, и со вкусом. Склады Ростова и Нахичевани были набиты продовольствием! По словам очевидицы событий - личного секретаря В.И. Ленина Фотиевой, «грабежи и насилия продолжались, пока было что грабить, а закончились - когда была изнасилована последняя женщина и выпита последняя бутылка». Неделю не могли оторваться победители от отданного им на потребу города, два года считавшегося «белым». Наступление остановилось само собой.
 
Первыми очнулись чекисты. Перебравшись по льду через Дон мимо поднятого моста, вооружённая группа людей в кожанках ввалилась в здание дизель-генераторной станции. Навстречу им, от жаркой чугунной печки, поднялась всё та же фигура в старых валенках и промасленной робе.
- Что, сука, сидишь?! Поднял мост? К стенке становись, гад!
Запахом свежей крови и устоявшимся, недельным перегаром дохнула смерть в лицо Рыбакова. Недавно уже дышала она на него дымком папироски и ароматом офицерского одеколона, но от этого не казалась слаще.
- Я поднял, товарищи, я …
- Ну, и кранты тебе дед!
- А, опускать, кто будет?
- А? Чего?
- Опускать, спрашиваю, сами будете?
- ??? Ты, сволочь, нас не путай. Толком говори!
- Я и говорю. Можно починить. Дело поправимое.
- Так … чини, давай! А как? Деталь где? Беляки же забрали!
- Забрали. Сам грузил. Только, барабан-то они с собой увезли, а альбом электрических схем управления здесь остался. Ну, а барабан и сделать можно. Не в Америку же за ним ездить.
- А, делать-то из чего. Материал какой? Где возьмём?
- Бревно дубовое дайте, и меди листовой.
 
За два дня ростовский самородок, умелец – золотые руки, выточил из бревна новый барабан, согласно схеме установил на нём медные контактные пластины, собрал заново контроллер и опустил разводную ферму. Мост заработал. 17 января по нему в сторону Батайска прошёл бронепоезд «Красный Герой».
В конце февраля белые вновь на три дня захватили Ростов, и за тем были выбиты из него уже безвозвратно. Но во время тех боёв мост не пострадал. Почему, неизвестно. Наверное, потому, что у «Американца» всё же есть своя судьба, и на ней ему было написано – выжить, чтобы честно служить людям до новых испытаний, выпавших на долю их многострадального отечества.
 
Конец первого «Американца»
 
Новый разводной мост простоял с 1917 года до начала Великой Отечественной войны. Простоял всего двадцать четыре года. 21 ноября 1941-го, накануне первого отступления наших войск из Ростова-на-Дону, он был взорван.
С началом боевых действий, в первые месяцы войны, очень быстро, в сроки, называемые в мирное время рекордными, рядом с разводным мостом построили ещё один – литерный железнодорожный мост. Изучив массу источников, я так и не смог определить точное месторасположение литерного моста. Однако, по логике, он видимо возводился с использованием, или в непосредственной близости от сохранившихся старых опор самого первого, Зубовского, разводного моста, демонтированного в 20-е годы. Литерный не был разводным, он имел множество дополнительных, свайных опор и большое количество ферм с низким расположением пролётных строений. Поэтому проход крупнотоннажных кораблей от Азовского моря к Ростову-на-Дону вверх по Дону и обратно, практически прекратился. Тем более что основная часть больших речных судов пострадала от бомбёжек в начале немецкого наступления, и железнодорожный транспорт имел стратегический приоритет.
 
Построенный по особому заданию – литеру, однопутный, неразводной мост загромождавший реку, однако принёс ощутимую пользу во время отступления наших войск и эвакуации из города мирного населения. Он был взорван советскими сапёрами одновременно с капитальным, разводным мостом.
 
Ночью 21 ноября 1941-го года настал конец нашего первого ростовского «Американца».
 
Мощные фугасные заряды разрушили его левобережную арочную ферму, вместе с подъёмной башней и противовесом она рухнула в реку. Подъёмная (разводная) ферма при взрыве соскочила с быка своим южным краем, и повисла над водой, зацепившись за опору высоким верхним поясом. Частично были обрушены быки и железобетонные пролётные балки со стороны Батайска. Меньше пострадала от взрыва арочная ферма с северной, ростовской стороны.
 
Через неделю, 29 ноября советские войска первый раз освободили Ростов. Временный, литерный мост был отремонтирован уже 5-го декабря. Сразу стали восстанавливать и «американский мост».
Нужно было поднять из речного русла 1600 тонн металлоконструкций, разобрать и вновь забетонировать каменную кладку опор, установить промежуточные вспомогательные опоры и малые пролётные строения вместо разрушенного арочного пролёта. 729 тонн весила разводная, соскочившая с одной опоры, ферма и требовалось решить задачу по её установке на прежнее место. Понадобилось устранить повреждения и правобережного арочного пролёта.
 
"Американский мост" в Ростове-на-Дону
 
Работы шли под постоянными налётами фашистских штурмовиков и бомбардировщиков, и оказались напрасными, так как 24 июля 1942 года немцы вновь оккупировали Ростов-на-Дону.
Всё это время поезда передвигались через реку по двум однопутным литерным мостам. Второй был построен недалеко от Аксая.
Обыкновенный подвиг
 
Зима с 1941-го на 1942 год была суровой и затяжной. Ледоход весной 1942 года прошёл только в начале мая, 3-5 числа. Наступал сильный паводок, и угроза разрушения литерного моста была очевидна. Ледокол «Фанагория», геройское судно достойное отдельного рассказа о своей судьбе в рамках отдельной книги, перед началом ледохода стало ломать ледяной панцирь в средней части донского русла, от станицы Гниловской до Аксая. По крупным льдинам с берега стреляли миномёты.
Паводковые воды могли подняться выше мостовых ферм, что грозило мосту крушением.
Было принято ещё одно смелое решение.
Осуществление этой военно-инженерной операции можно, без сомнения, считать подвигом. Его совершили ремонтники железной дороги и специалисты мостоотряда №5, всего за восемь часов в сложнейших боевых и погодных условиях.
Под фермы моста на каждую опору было установлено по четыре домкрата. Используя их одновременно, все пролётные строения мостовики подняли на 38 сантиметров. Также были устроены специальные уклоны для того, чтобы поезда могли взбираться на приподнятый мост и съезжать с него. Паводок, достигший в том году своего максимального уровня 16 мая, не смог причинить вреда литерному мосту.
18 июля очередная массированная фашистская бомбёжка уничтожила южную окраину станции Ростов – Главный, и вывела из строя литерный мост. 21 июля неприятель разрушил и второй литерный, под Аксаем. 24 числа советские войска вновь оставили Ростов-на-Дону.
 
Освобождение
 
14 февраля 1943 года наш город был вновь освобождён. Накануне, перед отступлением фашистов, литерный мост, снова проложенный немцами, был разрушен советской авиацией и артиллерией. К концу марта сапёры Красной Армии, мостостроители и железнодорожники снова восстановили литерный однопутный мост через Дон, рядом с разрушенным почти до основания «Американцем».
 
 
На его опорах, в 1945 году, на смену временному был пущен новый капитальный двухпутный мост. Но он не был разводным, а потому препятствовал судоходству, ограничивая крупнотоннажным судам проход от моря вверх по реке.
 
Второе рождение «Американца»
 
Лишь в 1952 году, перед открытием нового судоходного Волго-Донского канала, в эксплуатацию был сдан третий по счёту разводной ростовский мост. Построен он был не на основаниях своего ближайшего «Американского» предшественника, а на старинных, усовершенствованных и укреплённых опорах самого первого, «Зубовского» разводного моста 1875 года рождения.
Конструктивно новый «Американец» повторяет облик своего дореволюционного тёзки, хотя внешние очертания его заметно изменились. Сверху, между подъёмными башнями, добавилась новая громоздкая деталь – усиленная перекладина для дополнительной прочности, а так же для прокладки силовых кабелей и линии связи.
 
"Американский мост" в Ростове-на-Дону
 
Сравнивая по фотографиям внешний вид обоих «Американцев» можно признать, что старый мост имел более утончённые, ажурные классические формы. Ничего не поделаешь, в годы первых послевоенных пятилеток было не до красоты. Но строили тогда на совесть потому, как и сегодня, наш ростовский трудяга исправно служит людям.
Этот «парень», между прочим, продолжает оставаться объектом стратегического значения. Изучая в сети всевозможные форумы, я обнаружил читательский интерес к расписанию его «разводки». Могу успокоить любознательных читателей. Не трудитесь. Порядок подъёма и спуска моста, время проводки под ним судов – информация только для служебного пользования. Распорядок работы моста зависит от множества причин и контролируется компетентными органами. Но, если вы всё-таки захотите увидеть его разводку, займите место на берегу, где-нибудь неподалёку. И если вам достанет терпения, два или три раза за одни сутки вы сможете увидеть как вверх, будто сто лет назад поднимается разводная ферма, и караван судов, встав в очередь на донском фарватере, старается миновать её поскорее.
 
И ещё один небольшой секрет от американского инженера Гунтера. На верхушках разводных башен инородными телами укрепились непрезентабельные серые домики. Там расположены механизмы ручного действия. Дюжина человек, по шесть на каждую сторону, в экстренной ситуации, способна поднять и опустить разводную ферму объединив только мышечные усилия.
 
И вот о чём, напоследок...
 
 
Метрах в пятидесяти от моста, ниже по течению в воде стоят мощные опоры того, первого «Американца». Конечно, они мешают спокойному корабельному ходу. Но их не убирают. Как вы думаете, почему?
 
 
"Два моста. Из прошлого в будущее." (Фото - Миша Павлов).
 
 
От автора
 
Я специально не стану публиковать здесь список использованной литературы. Уж очень многими источниками пришлось мне воспользоваться. Они часто повторяли и изредка дополняли друг друга. Все эти труды базировались на информации, взятой из более ранних документов, на основании записей иных, многочисленных авторов.
Я не претендую на высокую историческую оценку своего материала, не считаю его новшеством в современном краеведении. Просто собрав в единое целое разные факты из истории «Американского» моста, я пытаюсь составить из них полноценный рассказ об одной известной исторической достопримечательности нашего города. Спасибо всем кто писал о нём, и интересовался, когда либо, историей ростовского «Американца».
 
С уважением ко всем, прочитавшим этот очерк - Игорь Ситников.
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1147



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail