Самоизоляция. Фантастический рассказ

А А А

 

Викентий резко поднес правую руку к глазам. Не то, чтобы он плохо видел: стрелки «Командирских» часов отчетливо светились в полумраке раннего утра, просто ему нравился этот жест - сильного и уверенного в себе человека. Викентию, позывной которого разумеется был Кент, совсем недавно пришлось примерять себя на себя эту роль. Он прекрасно с нею справлялся и втайне мечтал дорасти до должности порученца Большого Папы. Поэтому часы носил как Он — на правой руке.

 

До начала рейда оставалось еще десять минут. Разведчики расслабились: больших проблем здесь никто не ожидал. Громоздкие сферические шлемы были сняты и валялись на ребристом полу бронемашины. Кент нахмурился. Он не терпел никакой расхлябанности на боевой операции. Но одергивать бойцов на этот раз не стал. В предрассветных сумерках за бортом корабля было безмятежно тихо. Внешние микрофоны улавливали лишь вздохи ветра, да отдаленный вой собаки.

 

Кент мечтал пересесть с бездушной машины на биологический вид транспорта. На коня или на медведя, на которых любит ездить Папа, а еще лучше на то, что летает. К примеру, на журавля-стерха с громадными крыльями. А ещё лучше - на огнедышащего дракона. Кент знал, что это не сказка. Драконы существуют. Ученые-бионики вывели несколько опытных экземпляров, использовав искусственно созданную молекулу ДНК и добавив какие-то военные заморочки. Получился летающий киборг, который мог одним дыханием испепелить целую толпу аборигенов — нарушителей ИЗОЛЯЦИИ.

 

Кенту однажды довелось посидеть за симулятором боевого дракона. Он с мальчишеским восторгом отдавал команду «FIRE», после чего ярко вспыхивал чей-то домишко под драконьими крыльями. Из него выбегали объятые огнем человечки. Орали что-то на своем языке, падали на землю и погибали. Кент их не жалел: нарушители ИЗОЛЯЦИИ — преступники, от них исходит угроза и с ними поступают по законам военного времени.

 

Крылатая бронемашина с отделением разведчиков зависла над небольшим поселком на городской окраине. На экране планшета отображались кривые улочки, беспорядочно разбросанные дома: точь в точь такие же, как боевом симуляторе. Электронный взгляд дрона легко проникал сквозь крыши, и под каждой мерцали желтые точки. Это невидимые человеческому глазу маркеры, нанесенные на лоб аборигенам.

 

Хорошо поработали ребята из подразделения «Зет»: под видом контролеров пару месяцев они маркировали аборигенов лазерными пистолетами. В магазинах, аптеках, в общественном транспорте — наводили на лоб взрослым и детям электронный ствол, чтобы измерить температуру, как это предписывает Закон об ИЗОЛЯЦИИ. А заодно на лоб ставилась невидимая метка. Сейчас эти маркеры легко считывал зависший над поселком дрон и передавал на экран планшета, чтобы их мог видеть Кент.

 

Все аборигены сидели по домам, как того требовал Закон об ИЗОЛЯЦИИ. Считалось, что местные жители делают это добровольно. Закон даже обозначил юридическую форму для такого акта гражданского повиновения: САМОИЗОЛЯЦИЯ. Она была нужна, чтобы люди не подхватили страшную ИНФЕКЦИЮ, о которой каждый день с нарастающим ужасом рассказывали по телевизору.  Однако, хотя от ИНФЕКЦИИ никто не помирал, эта добровольная форма очень скоро, без дополнительных законов, стала обязательным поведением для всех аборигенов. Каждый выход на улицу теперь строго учитывался через систему тотального наблюдения (вот где помогли электронные маркеры).

 

Аборигены, покинувшие свои жилища без особого разрешения, или сверх установленного лимита выходов, считались преступниками. Их отслеживали отряды разведчиков (одним из таких командовал Кент), арестовывали и доставляли в один из новых изоляционных центров, которые недавно понастроили вокруг больших городов.

 

Центры строго охранялись. Нарушители в них содержались до той поры, пока не выплатят огромные штрафы. А поскольку аборигены сидели по домам и нигде не работали, больших денег ни у кого не было и сидеть в ИЗОЛЯЦИИ приходилось неопределенный срок. Впрочем, как и в САМОИЗОЛЯЦИИ.

 

Кент фыркнул, мотнул головой и снова вперился немигающим взглядом в экран планшета. Большинство желтых точек пребывали в неподвижном состоянии: ранним утром аборигены крепко спали. Лишь несколько маркеров находились в движении: кто-то встал по нужде и сейчас использовал впрок припасенную туалетную бумагу. А кто-то тайком от своих родственников пожирал на кухне обширные запасы гречки или макарошек.

 

Кент ухмыльнулся. Он ненавидел грубую гречку и другие продукты аборигенов. У разведчиков было особое высококалорийное питание. А для их гигиены не требовалась туалетная бумага: защитный костюм позволял производить обмен веществ в организме, не оставляя биологических следов на территории противника.

 

Планшет слабо пикнул: обнаружилась потенциальная угроза. Прямо под левым крылом корабля, низко зависшим в невидимом режиме стелс над чьим-то жалким огородом, чуткие приборы зафиксировали движение. Проблема заключалась в том, что перемещавшийся источник не был отмечен электронной меткой, а значит был нелегитимен.

 

Кент обозначил на планшете приоритет слежения и переключил режим с электронного на визуальный. Нарушитель-абориген стал прекрасно видимым на экране. Самец белой расы. Возраст — ближе к пожилому. Голова густо заросла растительностью, которую аборигены называют волосами. Растительность также обрамляла лицо и ротовое отверстие, затрудняя процедуру идентификации. Кент нахмурился. Ему очень не понравился этот человеческий экземпляр. Он таил в себе явную угрозу.

 

Сканер приблизил фигуру аборигена и показал повышенную температуру его тела. Если кто-то из разведчиков коснется этого объекта незащищенной конечностью, очень возможно заражение ИНФЕКЦИЕЙ. Абориген дышал воздухом, который уже подвергся ионизации, и наполнял его своими вредоносными бациллами!

 

Пока Кент возмущенно наблюдал за тем, как наглый абориген нарушает Закон об ИЗОЛЯЦИИ, самец запустил свою волосатую конечность в заднюю часть нижней одежды (кажется, она называется — штаны) и яростно почесал телеса. Тихие окрестности посёлка огласил громкий звук, похожий на тот, когда сильная волна перекатывает крупную гальку. Или как фыркает конь, на котором любит показываться перед местной публикой Большой Папа.

 

Приборы сразу показали значительное загрязнение ионизированного и обеззараженного воздуха вокруг аборигена. На экране планшета было отчетливо видно, как ветерок подхватил и понес в сторону темное инфекционное облачко. Странно, что аборигены невосприимчивы ни к этой инфекции, ни к ужасному запаху, который доносился из деревянной кабинки в дальнем конце огорода, в которой скрылся подозрительный самец человека.

 

Кент поставил в командирском планшете отметку, что этому участку требуется дополнительная обработка санитарной командой и продолжил наблюдение. Аборигена можно было уже задерживать за нарушение режима ИЗОЛЯЦИИ, но отсутствие на нем электронной метки создавало определенные сложности. В базе данных этот самец никак не числился, и судья не смог бы увидеть, сколько раз абориген незаконно покидал свое жилище, чтобы начислить ему приличный срок содержания в изоляционном центре. В этих вещах Кент был педантом и продолжал наблюдение, хотя приборы показывали, как новые волны инфекционных миазмов исходят из деревянной кабинки, в которой укрылся абориген. Санитаров все равно придется вызывать на этот участок, а несколько минут дополнительного наблюдения обеспечат несокрушимые доказательства ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

 

И вдруг — обстановка резко изменилась. В боевой практике Кента были случаи, когда противник проявлял изощренное коварство, внезапно применяя запрещенное оружие. Да, он подозревал, что абориген недаром укрылся в своей кабинке: чтобы устроить оттуда губительную провокацию! Так оно и вышло: из кабинки вдруг прозвучало мощное и звонкое, на всю затихшую в утренней неге округу: «АААП-ЧХИИИ!!!»

 

Мгновенно вспыхнули тревожным красным цветом приборы и датчики боевого корабля. Разведчики кубарем посыпались со скамеек, хватая с пола защитные сферы, лихорадочно застегивая экипировку. Огромный черный полудиск вышел из невидимого режима и накрыл собою весь огород с небольшим домиком и опасной кабинкой, в которой засел волосатый абориген.

 

Кент дал команду снизиться на минимальную высоту и включил внешние динамики. Над тихим поселком взревели сирены, окрестности огласил металлический голос:

«Всем сохранять спокойствие! Обнаружен очаг инфекционного заражения! Принимаются меры по санитарной обработке местности! Всем гражданам плотно закрыть окна и оставаться в домах вплоть до особого распоряжения!».

 

Корабль завис в нескольких метрах над кабинкой с аборигеном. Кент включил гравитационную воронку. Воздушный столб окружил хлипкое деревянное строение, легко его приподнял и всосал в чрево корабля. Абориген, кабинка и все, что находилось на этом месте были помещены в герметичный бокс. Теперь Кент доставит нарушителя в Высший Инфекционный Трибунал, где наглый абориген получит пятьдесят местных земных лет ИЗОЛЯЦИИ. А мечта Кента о повышении по службе станет еще немного ближе.

 

Кент резким движением поднес правую лапу к глазам, кривым когтем левой постучал по стеклу командирских часов. В блестящем кругляше отразилась его ящерообразная зеленая морда с немигающими желтыми глазами, а за ней утреннее небо, посреди которого хорошо был виден огненный шар с длинным хвостом. Это приближался к Земле первый корабль с колонистами. Разведчики выполнили свою задачу, устранив возможные помехи для основания на этой дикой планете новой Великой Цивилизации.

 

(с) Eisen Shurik ака Железный Шурик.

 

!!! Все приведенные здесь факты придуманы автором. Любые совпадения с реальной жизнью являются недействительными.

 

 

Оригинал по ссылке: https://zen.yandex.ru/media/id/5d9f2abe98fe7900ad796f86/samoizoliaciia-fantastika-i-nichego-bolee-5e7ef74c8e05bc7f847f93fb

 

 

 

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 789



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail