Сергей Гусев, журналист-подпольщик

А А А

 

Улица Гусева расположена в Железнодорожном районе - от переулка Олимпийского до проспекта Ставского, параллельно улицам Собино и Кручинина. Названа в память одного из руководителей знаменитой Ростовской стачки 1902 года Сергея Ивановича Гусева (1874-1933).
 
Сергей Гусев (Яков Драбкин)«Впервые в царской России, где рабочим было запрещено собираться и обсуждать свои нужды, здесь, в Ростове, совершенно открыто происходили грандиозные митинги, на которые собиралось по 20-30 тысяч человек, и произносились политические речи, призывавшие к революционной борьбе против царского правительства», - так рассказывается о стачке в одной из книг, посвященных жизни и революционной деятельности С.И. Гусева.
 
5 ноября, на второй день стачки, Сергей Иванович в один присест написал листовку, ставшую вскоре широко известной в России:
«Первый снег... И вместе с тем первый отдаленный раскат надвигающейся революции. Рабочие Владикавказских мастерских бросили работу и выдвинули свои требования. В них нет ничего политического, но самый факт такой крупной стачки своим могучим напором рвет старые, заржавленные средневековые цепи самодержавия»...
 
Стачка продолжалась 22 дня. И почти каждый день происходили схватки рабочих с войсками и полицией.
Гусев написал и прокламацию Донкома «Гражданам всей России», которая заканчивалась призывом: «Пусть же пожар, вспыхнувший на Дону, разгорится грозным пламенем, пусть в ответ на ружейные залпы могучим эхом прогремят демонстрации, пусть стоны жертв покроют гром протеста, пусть повсюду так же единодушно, как в Ростове, вынесут смертный приговор самодержавию, гнетущему страну».
Газета «Искра» перепечатала этот текст.
 
Журналистский опыт помогал Гусеву создать шедевры подпольных прокламаций. Он работал репортером в газете «Донская речь», которую выпускал сын известного ростовского купца Н.Е. Парамонов, много сделавший дпя развития левой журналистики и книгоиздательства, смело бравший в редакцию людей, находящихся под неусыпным оком полиции. Здесь Гусев научился писать «эзоповским языком, иначе цензоры беспощадно кромсали и резали материал. И требовался поистине талант, чтобы в таких условиях печатать материалы о важнейших политических событиях в стране и в мире", подчеркивает его биограф Г. Крамаров.
Зато в листовках можно было быть предельно откровенным. И делал это Гусев с блеском ... Молодежь во все горло распевала его песню о Качале-Мочале, высмеивающую ненавистных рабочим мастеров - хозяйских прислужников :
Потому что Качала-Мочала
И холоп, и лакей, и дубина,
Негодяй без конца и начала
И первейшего сорта скотина!
 
 
В те годы Гусев много сил и энергии отдавал работе нелегальной Южнорусской группы учащихся, объединявшей до 500 юношей и девушек, увлеченных социал-демократическими идеями.
Активное участие принял С.И. Гусев и в известной мартовской демонстрации 1903 года, когда собравшиеся в Темерницкой балке для боя «на кулачках» рабочие затем организованной колонной двинулись под знаменами в город.
«Гусев направлял поток демонстрантов, - рассказывал один из участников демонстрации. - Он же следил за тем, что предпринимала полиция. В момент, когда полицейские сконцентрировали свои силы, он дал команду: «Свертывай знамена и расходись!»
 
Начались аресты. Но Гусеву и на этот раз удалось его избежать. Начальник жандармского управления сообщал в департамент полиции, что Гусев «подлежит привлечению в качестве обвиняемого к дознанию по делу о происшедшей 2-го сего марта в городе Ростове-на-Дону противоправительственной демонстрации», однако не может быть привлечен, ибо «4-го сего марта из г. Ростова-на-Дону неизвестно куда скрылся».
С этого времени Сергей Иванович попал в жандармский список «лиц, подлежащих розыску по политическим делам».
Так закончилась ростовская страница его революционной деятельности. Гусев был направлен делегатом от Донского комитета на II съезд партии, но в Ростов больше не вернулся.
 
Сергей Гусев (Яков Драбкин)Родился С.И. Гусев (его подлинное имя - Яков Давидович Драбкин) в поселке Сапожок (ныне Рязанской области) в семье учителя. После смерти родителей воспитывался в семье тетки, которая в 1887 году переехала в Ростов. Здесь он закончил реальное училище, отсюда уехал в Петербург, в технологический институт. Знакомство с нелегальной литературой в Ростове помогло ему в Питере быстро установить связи с революционными кружками, а затем и стать членом созданного Лениным «Союза борьбы за освобождение рабочего класса». С этого началась его жизнь подпольщика, активного работника партии.
Арест, тюрьма, ссылка... Сначала в Оренбург, затем в Ростов - под гласный надзор полиции. Но и этот надзор не стал, как мы видели, препятствием для его деятельности.
 
В дальнейшем Гусев работал в Петроградской партийной организации, назначался секретарем ВРК. В 20-е годы он стал одним из крупных военно-политических работников. И затем был секретарем ЦКК, заведующим отделом печати ЦК, членом Президиума Коминтерна.
В Ростове он часто бывал в годы Гражданской войны, будучи членом Реввоенсовета республики. Уже тяжело больным он в 1932 году по приглашению ростовских товарищей приезжал в Ростов, выступил с речью на пленуме городского Совета, посвященном тридцатилетию стачки 1902 года. 
А через год его не стало ...
 
Именем С.И. Гусева назвали улицу Верхне-Луговую, проходящую неподалеку от Камышевахской балки, где и собирались сто лет назад на свои митинги участники знаменитой стачки. По утверждению очевидцев и участников участников восстания 1905 года, на Верхне-Луговой стояла баррикада, а также располагалась столовая, где питались дружинники-революционеры.
 
Борис АГУРЕНКО.
(газета «Вечерний Ростов», 15.11.2001 г.).
 
 
Также Гусев-Драбкин упоминается в очерке Владимира Ливщица о ростовской синагоге.
 
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1366



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail