Театральная пьеса

А А А

 

Пьеса « Катя, Соня, Поля, Галя, Вера, Оля, Таня...»

Постановка сногсшибательная Дмитрия Крымова по рассказам Бунина в прямом и переносном смысле. Спектакль, как показатель болезни и немощи нашего театрального дела.

Немощь, поэтому у актрис подкашиваются ноги, иным эти ноги «отпиливают» и они ползают по сцене, изображая жертвы.

Немощь, поэтому на сцене, вместо героя (какой герой, оспидя) обобщенный коллектив мужчин в черном. Но это не спасает. Ведь коллективом душевный поступок не совершишь, разве что-нибудь сломать или поджечь. А ведь Бунин сочинял про любовь.

Кстати о Бунине.

Нужно очень постараться, чтобы изувечить кристальную гармонию бунинского текста. Режиссёру это удалось. Он ведь художник своеобразный и всё сможет, если захочет.

Почему его потянуло к Бунину? Проза этого поэта, нобелевского лауреата, как кость в горле многих и многих. По разным причинам, первая из которых понятна на столько, что не хочется называть.

Непревзойденный мастер слова написал в последние годы жизни чувственную книгу. Его можно понять. Русский поэт, оторванный от родных корней политическим переворотом. Как можно выжить? Любовь придаёт силы, только любовь. Что, кстати, совершенно непонятно нашим современным режиссёрам.

Любовь, как известно имеет две стороны. Чувственную, которую греки назвали специальным словом от Бога Любви — эротикой. В других языках такого специального обозначения нет. Но это не значит, что её нет у всех остальных народов. Для русского народа в своём большинстве она вполне естественна, что, собственно и показал Бунин циклом рассказов «Темные аллеи». Однако для тех же русских интеллигентов превыше всего духовная составляющая любви, как единственно правильная. И её ни под каким видом с этой точки зрения не собьёшь. Чувственная же любовь безоговорочно осуждается и порицается. Или саркастически высмеивается, как сделал наш режиссёр Крымов. Правда он пошел дальше и высмеял также духовную составляющую. Какая любовь, помилуйте... Сплошной цирк.

Бедный актёр Валерий Гаркалин, приглашенный в сей одиозный спектакль, краснея и бледнея вынужден скороговоркой бубнить бунинский! текст. Играть ему нечего, поэтому он хватается за макет уездного городка на сцене, как за соломинку. Ну хоть что-нибудь сыграть...

Критика полагает, что театральная кухня безумно интересна зрителям. Как же всё делается? Поэтому данный спектакль начинается с вешалки, где толкутся актёры, постепенно проникая на сцену. Их гримируют, одевают и они якобы становятся другими людьми. Поразительная наивность критиков и, идущих у них на поводу, режиссёров. Это всё равно, что раскрыть секреты фокуса. Один единственный раз может быть кому-то и покажется интересным. Потом этот фокус смотреть никто никогда не будет.

Та же немощь с театральными постановками подобного рода. Поэтому не удивляйтесь театральные кассиры малой посещаемости.

Что мы имеем на выходе, скажем так?

Любви в спектакле нет, никакой. Самостийный сюжет высосан из режиссёрского пальца. Героев нет. У героинь то и дело подкашиваются ноги. И не удивительно, ведь им, болезным, приходится объяснятся в своих чувствах не с живым героем, а с... текстом на экране. Каково?

Критики, захлёбываясь от изумления, называют эти выкрутасы — скетчем. Зрители же в результате видят немощь наспех склеенную скотчем, неразбериху, рухлядь на сцене, невнятность и безалаберность.

«Как в жизни нашей» - язвительно подмечают критики.

Пора бы театрам выздоравливать и тогда сильные чувства новых героев заставят героинь твердо стоять на ногах. Ведь есть для чего — для любви.

 

Иллюстрация с картины Сергея Сапожникова

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 577



Комментарии:

Прошу высказываться про театр

Театр это жизнь

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail