Триста лет зоны для банды Ященко ("бандиты лихих 90-х")

А А А
 
 
День 9 февраля 1997 г. не на шутку всполошил и без того неспокойный в «лихие девяностые» Ростов-на-Дону. Кровавая бойня, произошедшая накануне на складе фирмы «ВА», занимавшейся торговлей куриными окорочками, когда были зверски убиты два охранника и директор этого предприятия, потрясла не только мирных обывателей, а и сам криминальный мир южной столицы, Ростова-папы.
 
                                                                                  ***
 
- В общем, так, - командным и не терпящим никаких возражений голосом чеканил молодой, интеллигентного вида человек, расхаживая по тесной комнате обычного панельного 9-этажного дома перед сидевшими на стульях и внимательно следившими за его перемещениями несколькими мужчинами. - В этот раз делаем по-умному - так, чтобы не было никаких проколов. Мы с Живой контролируем обстановку перед зданием: я - на углу Станиславского и Буденновского, а он - на перекрестке Обороны и Буденновского. Голова и Боров заходят внутрь, и ... Короче - решают все вопросы. Если что, действуйте по обстановке. Но помните, что живые свидетели нам не нужны. Потом, закончив там все дела, вы оба возвращаетесь, встречаемся и делим бабки по справедливости. Думаю, Слава-Боксер и Белецкий не обманули: выручка вся там будет.
 
Говорившего звали Дмитрий Ященко. И его слова означали приговор к смертной казни нескольким людям и отбор у них денег. В переводе на профессиональный язык это означало: «Убийство» и «Разбой». А внимавшие его речам люди были членами созданной этим тихим «мажором»-интеллигентом банды, которую впоследствии назовут «Банда Ященко» или «Большая группа», - Владимир Живаев, Денис Головин и Михаил Боровской. На счету этой компании накопились уже не одно убийство, грабеж и разбой. Но этого было мало. Они все хотели большего. Они уже успели (кстати, довольно грамотно и четко) провести слежку «за объектом», и теперь знали и точное время, когда там будет минимальное количество сотрудников, и то, что как раз в этот день, 8-го февраля, там будет большая сумма денег.
Все произошло так, как и планировал Ященко.
 
...Подъехавшие ко входу фирмы «ВА» Головинов (у него был газовый пистолет ИЖ-76, переточенный под боевой, с глушителем) и Боровской с пистолетом-автоматом «Скорпион», оглядевшись, не обнаружили вокруг никого, кто бы мог помешать их операции. Натянув маски, они постучали в дверь.
- Ну кого там еще леший принес?! - раздался чей-то недовольный голос изнутри.
- Милиция, открывайте!
- Какая еще милиция? - удивленно произнес тот, кто задавал первый вопрос. Но замок отпер, и дверь открылась. Это была его роковая ошибка.
Последнее, что он увидел в этой жизни: двое незнакомых мужчин и ствол пистолета, направленный ему прямо в голову.
Раздались несколько сухих щелчков, и тело охранника Пазина осело на пол.
- Что там? - выкрикнул другой охранник, выворачивая из комнаты с недоеденным бутербродом в руке.
Виктор Баринов так и умер, не успев дожевать только что откушенный кусок принесенного из дома скромного ужина.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
 
- Вперед! - тихо произнес Головинов, и оба рванули в помещение. В конторе склада над бумагами корпел директор фирмы «ВА» Баздикян.
- А что, собственно, проис... - начал было он, увидев две фигуры в темном с оружием в руках. Завершить фразу он не успел: Боров вскинул автомат и не целясь полоснул очередью, прошившей тело несчастного от головы до пояса. Добычей бандитов стали 300 миллионов рублей.
 
...Утром 9 февраля оперативники, осторожно переступая через лужи крови, качали головами, собирая вещдоки. Они даже не могли себе представить тогда, что про изошедшее накануне - только начало длинной цепочки убийств и грабежей, совершенных одними и теми же людьми. Точнее - нелюдями. Потому что каждое «мокрое дело» отличалось неописуемой жестокостью и цинизмом. К расследованию подключился донской УБОП: тройное убийство, совершенное, судя по всему, группой лиц, требовало высочайшего профессионализма.
 
Как выяснилось после получения результатов баллистической экспертизы, это и в самом деле оказалось только начало. Изъятые из тел убитых охранников пули калибра 5,45 мм выпущены из пистолета, который уже был «засвечен» в картотеке. Из этого оружия за несколько месяцев до последнего случая была зверски убита жена капитана дальнего плавания Анатолия Субботина - Наталья.
 
                                                                     ***
 
Мысль сделать свой «бизнес криминальной направленности» появилась у Дмитрия Ященко задолго до этих событий.
- У меня ведь тяжелая жизнь была, когда родители развелись, - любил он объяснять, будучи в хорошем настроении. - Я был предоставлен улице, а там - жестокость и никто никого не любит. И в армию не пошел. Но вскоре в тюрьму попал. А исправительная колония была для меня тоже жестоким испытанием, но я ни к блатным, ни к мужикам там не пристал. Сам по себе был всегда.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
Главарь банды Дмитрий Ященко и две Елены: наводчица (слева) и заказчица
 
В ноябре 1996-го, когда планы стали постепенно вырисовываться в одну цельную картину, Дима Ященко начал готовиться к будущим победам всерьез. Он присматривался к людям, окружавшим его и искавшим так же, как и он, легкий путь заработать много денег, прикидывал, какое снаряжение ему необходимо. В итоге в предпоследний месяц уходившего года были приобретены: черные маски, несколько пар перчаток, наручники, электрошоковая дубинка. Один из первых подельников, появившихся в его группе, Андрей Волков, пришел не с пустыми руками: он принес две радиостанции, газовик ИЖ-76, переточенный под калибр 7,65 мм, и пистолет Марголина - спортивную малокалиберку, отличающуюся высокой точностью стрельбы.
Затем Дмитрий Ященко, уже вместе с новыми членами группы, Михаилом Боровским и Владимиром Живаевым, решил пополнить боекомплект:
- Семья-то растет, - радостно потирая ручки, веселился интеллигент со взглядом убийцы в предвкушении больших барышей. - Надо, надо ее обеспечивать всем необходимым. И воздастся каждому по таланту, трудолюбию и работе его!
Так в новоявленной бригаде появился транспорт - «Мицубиси», еще одна переточка газового пистолета с глушителем, чешский автомат «Скорпион», две гранаты - Ф-1 и РГО.
 
Поздним вечером 7 декабря Ященко и сотоварищи отправились на свое первое дело: объектом нападения был выбран дом морского капитана Анатолия Субботина на улице Катаева. Капитан, как уже выяснил заранее Ященко, как раз находился в очередном плавании. Но - не сложилось. Они не сумели бесшумно открыть входную дверь, поднялся щум, и бандиты вынуждены были ретироваться ни с чем.
В 3 часа ночи 12 декабря 1996 года, в День Конституции России, они предприняли новую попытку. Четверка - Ященко, Головинов, Ильинов и Живаев - подкатила к дому на «Мицубиси». Припарковав автомобиль, все быстро выскочили из салона наружу, натянули прихваченные предусмотрительным Димой-интеллигентом черные маски и перчатки и перемахнули один за другим через забор. И вновь на их пути встала та же преграда - замок. Головинов возился с ним долго, расшатывая гнезда крепления, стараясь действовать как можно тише.
- Ну что ты там возишься, чертов слесарь? - шепотком нервно спрашивал у Головы Живаев. Ему смертельно хотелось курить, а делать этого было нельзя.
- Не трогай его, пусть делает так, как надо, - Ященко и сам злился, и сильно тревожился, что нападение сорвется вновь. Но показывать свои опасения подчиненным-подельникам он не мог, чтобы не поломать так долго ковавшийся им собственный авторитет.
- Готово! - через пару часов выдохнул, отирая маской пот со лба, Головинов. - Фу-х...
- Все, начали, - тихо произнес Ященко и сказал, повернувшись к Голове: - Только маску надень обратно.
 
Четверка бесшумно ворвалась внутрь дома. Не мешкая, оглядывая одну за другой комнаты, они быстро добрались до спальни, где в это время мирно спали на одной кровати капитанская жена Наталья и их семилетняя дочь Олеся: девочке как раз в ту ночь совсем не хотелось спать в своей кровати одной, и она попросилась в родительскую постель.
Ященко резко щелкнул выключателем. Женщина испуганно-сонно потянулась, зажмурилась от резанувшего по глазам света.
- Доброе утро, - улыбнулся ей Дима-интеллигент и несколько раз нажал на спусковой крючок пистолета. - И ... пока!
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
 
Тело молодой женщины дернулось и замерло. Ященко перевел пистолет на замершую девочку. Палец уже давил на спуск, но - выстрел не прозвучал, и ствол неожиданно опустился вниз: Дима отчего-то раздумал.
- Свяжи ее, - сказал он Ильинову, кивнув на девочку. - Скотчем заклей рот и обмотай тело. Так, чтобы ни пикнуть, ни двинуться не могла.
Вдруг Ященко вскинул руку, призывая всех замолчать и не шевелиться (он видел этот жест в фильмах про спецназ, и ему он очень понравился: так командиры повелевают бойцами, которые понимают его без слов). Донеслись какие-то звуки из глубины дома. Дима нахмурился и знаком показал Головинову и Живаеву - «проверьте».
Через пару минут в коридор из ванной комнаты вытащили полуголого молодого человека. Это был племянник Натальи Субботиной, который, по ее просьбе (она все-таки что-то предчувствовала), остался ночевать в доме своей тетки. Проснувшись рано утром, юноша собирался на работу и зашел в ванную принять душ.
- Его тоже вяжите, - приказал Ященко. - В доме больше никого нет? - холодные глаза не мигая смотрели на парня в упор. Тот как завороженный отрицательно покачал головой. Его тоже обмотали скотчем. И - началось. Четверо бандитов, как угорелые, носились по дому, переворачивая все вокруг, вытаскивая из комодов и шкафов полки, сбрасывая вещи. Они искали деньги. Однако все тщетно: наличности в доме не было.
Да быть того не может, чтобы капитан дальнего плавания не оставил жене бабки! - кипятился главарь, размахивая пистолетом. Остальные испуганно шарахались от прыгавшего в руке Димы из стороны в сторону ствола. - А бабы уже нет, и спросить не у кого.
- А может, девчонка знает? - несмело проговорил Ильинов.
- Идиот! - зло глянул на него Ященко. - Во-первых, уже спросили, а во-вторых, кто соплячке будет рассказывать, где хранится валюта?! Малолетка этого тоже не знает. Так, надо брать хоть что-нибудь и сваливать.
Единственное, что они смогли отыскать, было золото Натальи Субботиной, подаренное ей мужем. Его они и унесли с собой: золотую цепочку, пару золотых сережек и обручальное кольцо.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
 
И вот как только эксперты доложили о том, что пистолет, из которого была убита Наталья Субботина, вновь выстрелил, была создана следственно-оперативная группа - трое сотрудников УБОП (Владимир Бабенко, Иван Церулик и Александр Меньшиков) и двое следователей: Анатолий Заремба из областной прокуратуры (он и возглавил эту группу) и Вадим Шотин из городской.
- К бабушке за советом не ходи: здесь действует группа, специализирующаяся на коммерсантах и людях с хорошим достатком, - рассуждали оперативники. - И, судя по тому, как четко, практически без «засветок», они работают - у них наверняка есть своя разведка.
- Да, стопроцентно: существуют наводчики, - соглашались следователи.
К счастью, выжившая в той страшной мясорубке, устроенной в доме ее родителей Олеся Субботина, смогла после расспросов оперов рассказать о некоторых приметах нападавших.
- Ну, вспомни, детонька, во что они были одеты? - мужчины, повидавшие многое за годы работы в органах, включавшие профессиональный «экран» цинизма по необходимости (иначе можно просто «сгореть», если пропускать через себя весь негатив, который видишь каждый день: подонков, убийц, насильников), разговаривали с девочкой ласково. - Что они говорили, как выглядели?
- Один был такой... неприятный, но выглядел как-то мягко, все командовал и грыз семечки постоянно, - всхлипывая, говорила дочь капитана Субботина. - И на пол плевал. Лоб у него такой высокий, а голова лысоватая. А у второго я глаза запомнила.
- Какого цвета? Голубые, зеленые, серые? - это было уже кое-что конкретное.
- Нет - злые они у него были. И еще рисунок на руке - кинжал. Мне страшно было! - семилетний ребенок, которого бандиты, связав скотчем, оставили лежать в кровати рядом с еще неостывшим телом убитой ими матери, заново переживал все происшедшее тем ранним утром 12 декабря.
- Какой рисунок? Синий такой, татуировка?
- Да, кажется. Кинжал то был, я видела однажды такой, только настоящий, мне отец рассказывал, и я запомнила. А у еще одного - волосы рыжие были.
Больше тревожить, бередить душевные раны девочки офицеры не стали.
 
- Так, давайте разберемся, что мы вообще имеем, - поздним вечером собралась вся группа. - Для начала определимся с кодовыми именами для бандитов. Тот, что грыз семечки и распоряжался, будет у нас Интеллигентом. Злого с татуировкой в виде кинжала назовем Зверем. Ну, а третий - пусть носит имя Рыжий. И надо бы поднять похожие не раскрытые случаи: возможно, придется объединять их в одно дело.
 
Чутье убоповцев не подвело: выяснилось, что действительно были схожие преступления. Например, разбойное нападение на директора одной фирмы Саида Бареева. Сценарий очень походил на тот разбой с убийством в фирме «ВА». В дверь позвонили, Бареев, посмотрев в глазок, увидел человека в форме сотрудника милиции. Открыл - и внутрь моментально влетели еще несколько человек. Беднягу-коммерсанта сбили с ног, кто-то ударом свернул ему челюсть, потом его пытали раскаленным утюгом: они хотели знать, где деньги, которые он получил за недавно проданную им машину. Он держался. Но когда в качестве последнего аргумента ему пригрозили. что убьют детей, Бареев сдался, отдав те 66 миллионов, которых они добивались. Неизвестно почему, коммерсанта оставили в живых.
 
- Слушай, мне показалось, двое там были главными, - с трудом открывая рот от ужасной боли в сломанной челюсти, говорил Саид Бареев. - Один такой невысокий, крепкий. У него на правой, кажется, руке не было двух пальцев (чуть позже опера окрестили его, соответственно, «Спортсменом»). Второй - С залысинами, культурный. И постоянно грыз что-то. А вот парень в милицейской форме, которому я открыл, был такой здоровенный, лицо нахмуренное. О, вспомнил! - морда его чем-то на лошадь, такую тупую, похожа! Еще одного, последнего, прости, не запомнил совсем.
 
Чуть позже стало известно, после того, как баллисты еще внимательнее поработали с данными по ранее совершенным преступлениям, что «стволы» банды, которая убила уже несколько человек, «засветились» и в убийствах бизнесмена Михаила Касько и валютчика Ивана Говорова. Меняла исчез еще 5 декабря 1995 года. А вместе с ним 100 тысяч долларов ростовского филиала «Инкомбанка», Потом труп Говорова все-таки нашли - убийцы засунули его в мешок и бросили в болото на федеральной трассе неподалеку от Батайска. О том, что это действительно он, удалось узнать лишь после того, как провели экспертизу в 124-й судебно-медицинской лаборатории СКВО.
 
Следующий разбой (который, как уже потом выяснилось на следствии, тоже планировалось провести со стрельбой) сорвался. Наводку тогда дал Головинов: есть фирма «Регата» на Шаумяна, куда строго в определенное время инкассаторы привозят деньги.
 
- Ставлю задачу, - вновь мелькал перед смотревшими на него подельниками Дима Яшенко. - На дело идем втроем: я, Боров и наш новый «старый» знакомый Серега Рейн (от фамилии Рейнгруберт). Встречаемся возле моего дома и выдвигаемся туда. Мы с Серым идем пешком, а Миша - на «Яве», которую я уже купил - кстати, отдал свои собственные триста баксов! Ну, ничего, сочтемся. Когда мы сравниваемся с инкассаторами, Рейн достает Ствол с глушителем, стреляет (если что - разрешаю даже метнуть гранату), хватает сумку, прыгает на мотоцикл к Борову, и вы вместе уезжаете. Потом топите «Яву» в Дону, и приезжаете ко мне домой. Я же, пока будет происходить акция, буду контролировать обстановку.
 
Однако в назначенный день стрелок Рейнгруберт на квартиру Ященко, где они должны были собраться, не пришел. Интеллигент и Боров сели вдвоем на мотоцикл, поехали его искать, но... в дело вмешался счастливый случай, спасший жизни инкассаторам. Переезжая перекресток Обороны-Островского, парочка налетела на трамвай. Бросив покореженный мотоцикл, сами изрядно потрепанные, они убрались восвояси. Правда, ненадолго.
 
                                                                 ***
 
Поздним вечером в один из дней июня 1997-го в дом Василия Малько, жителя поселка Красный Колос, что находится между Новочеркасском и Ростовом, на трассе М-4, ворвались четверо. Причем, двое из них были в милицейской форме. Нападавшие действовали быстро. Сбив с ног хозяина дома, они связали жену Малько, троих детей. А на самого беднягу надели наручники и принялись избивать. Вопрос был один: «Где деньги?» Дело в том, что деньги и ценности на самом деле присутствовали в этом доме: Вася Малько был мелким наркоторговцем, снабжавшим анашой и опием всю округу. И бандиты об этом, судя по всему, знали наверняка. Наркодилер сопротивлялся недолго и отдал через некоторое время все. Напоследок, уже выходя из комнаты, где находился Малько, один из них полоснул его по лицу ножом.
 
К счастью, у Малько хватило ума, по настоянию супруги, обратиться в милицию и написать заявление. Так появились новые подробности: один из налетчиков был рыжим, а другой, вооруженный ножом, - беспалым. Тут же оперативники отправили запросы во все больницы: кому и когда делали операции по ампутации пальцев. Сообщений оказалось немало, но после кропотливого разбора данных по каждому, убоповцы Владимир Бабенко, Иван Церулик и Александр Меньшиков заинтересовались более других одним: «Вячеслав Петюкин, 1969 г.р., имеет судимости за кражи и самоуправство, в прошлом боксер: спортом перестал заниматься, когда в руке взорвался запал гранаты, оторвавший пальцы».
 
Задержать Славу-Боксера сразу не удалось: отправленная на его квартиру опергруппа вернулась ни с чем. К тому же, у оперов по-прежнему была масса других вопросов, которые требовали ответа. Во-первых, они не знали, кто же главарь банды. Да, Слава Петюкин принимал участие в убийстве Субботиной, в разбоях, в том числе, и на Малько, где он даже выступал главным. Зато в других случаях эту позицию лидера явно занимал Интеллигент.
 
17 июля 1997 г. банда заявила о себе вновь. Объектом нападения стала квартира коммерсанта Владимира Симоненко, занимавшегося сделками на нефтяном рынке. Информацию о том, что у бизнесмена как раз в это время должна быть дома крупная сумма денег, Диме Ященко принес помощник Симоненко, некий Игорь Агафонов, потребовавший за это 4 тысячи долларов.
 
И снова Интеллигент провел разведку с помощью своих самых надежных подельников - Живаева, Боровского и Головинова, внимательно изучив варианты проникновения в квартиру: они даже несколько раз «садились на хвост» ничего не подозревавшему Симоненко, проделывая вместе с ним весь путь от дома до мест, где он проводил свои встречи. Правда, по личным причинам в самый последний момент, уже перед началом «операции», Ященко заменил Головинова и Живаева на получившего прощение за ту оплошность с «Регатой» Сергея Рейнгруберта.
 
Троица (Дима-Интеллигент, Боров и Рейн) подкатили к высотке на ул. Стачки, 229, где жил коммерсант, в девять утра. Ященко опять остался внизу «контролировать обстановку», а Рейн и Боров поднялись наверх. Схема таже самая: стук в дверь и отклик «Милиция» на вопрос «Кто там?». Только у бизнесмена оказалась хорошая реакция: едва Боровской сделал первый шаг внутрь, Симоненко попытался захлопнуть дверь. Не удалось, и Боров принялся избивать его электрошоковой дубинкой. И опять нефтяник оказался сильнее! Но в этот миг уже Рейн вскинул пистолет, раздался знакомый щелчок и... На шум из спальни выскочила жена Симоненко. Ее скрутили и, ткнув в шею «ствол», потащили обратно в комнату.
Бандиты ушли из квартиры с 13 тысячами долларов, 200 тысячами рублей, золотыми часами Gucci, несколькими золотыми браслетами, серьгами, кольцами...
 
Спустя несколько дней после убийства, сотрудники ДПС остановили «Жигули» (случайность: просто схожие были объявлены в розыск после недавнего угона). В салоне сидели четверо. Один из них, рыжий здоровяк, легко протянул в окно руку с раскрытым удостоверением: «Мл. сержант милиции Дмитрий Головинов. Должность: о/у УБОП». Капитан, заглянувший в удостоверение, уже вскинул к козырьку фуражки руку, салютуя коллеге, как вдруг его пронзила мысль: «Ну с какой радости опер УБОП - младший сержант?! Там же только офицеры в таких должностях!» Резко изменив движение руки, он мгновенно выхватил пистолет, направив его на «младшего сержанта»:
- Всем выйти из машины!
Остальные сотрудники наряда, заметив это движение старшего, вскинули автоматы.
- Суки, не возьмете! - раздался крик, и в заднюю дверь, под откос, выкатился один из пассажиров. Догнать его не смогли. Лжемилиционера-убоповца и двоих остальных привезли к «коллегам» в Управление по борьбе с оргпреступностью. Имя сбежавшего они назвали буквально с первых же минут допроса: Вячеслав Петюкин. И сообщили, где он может находиться. Там Славу-Боксера и задержали.
 
Чуть позже выяснилось, кто наводил преступников на квартиры - подруга Петюкина, Елена Николаева. Профессиональная наводчица, кстати. Иван Церулик, чтобы подтвердить это предположение, специально сделав выборку наиболее крупных разбойных нападений в Ростове, принялся обзванивать потерпевших с одним и тем же вопросом: «Занете ли вы Лену Николаеву?». Ответом во всех случаях было «Да».
 
В задержании другого члена банды, некоего Андрея Горбаня, опера Меньшиков и Церулик решили сымпровизировать. Они позвонили ему и сказали, что, мол, «только что из СИЗО вышли, Слава-Боксер прислал маляву: прессуют его менты, не по-детски прессуют. Помощь нужна». И Горбань купился. Сам сел в машину с операми. А когда они подъехали к зданию прокуратуры, на его руках «вдруг» защелкнулись наручники.
Кричал, конечно, оскорбленный в лучших чувствах Андрюша. Да деваться-то уже было некуда, сам лопухнулся.
- Вроде бы все, взяли! - потирали после бессонных ночей глаза убоповцы. - Надо найти двух остальных - Интеллигента и Зверя.
Их имена, к слову, были уже известны: Дмитрий и Владимир. И якобы, сказал тот, кто их назвал, недавно они ... стрелялись на дуэли из-за женщины. И убили друг друга. А тела их утопили в Дону, на берегу которого и разворачивался поединок. Вот такая вот романтика, одним словом, черт бы ее побрал! Только вот водолазы, обыскав дно реки, трупов не нашли.
- Нет, видать, не конец еще! - узнав об этом, проговорил Владимир Бабенко.
И оказался прав. Когда обвинительное заключение по арестованным членам банды было уже почти готово, вновь прокатилась серия дерзких грабежей: два магазина на Красноармейской, магазин в Александровке, семья коммерсанта в Новочеркасске. И всюду одно и то же: главарь со злыми глазами и с татуировкой «кинжал» на руке. То есть Зверь. Оперативники насели на рассказчика о дуэлях, и тот признался: соврал я, господа сыщики! Просто бандиты работали то на одного, то на другого главаря.
Но больше всего убоповцев занимало теперь другое: кто станет следующей жертвой?
- Надо бы провентилировать вопрос в криминальной среде, - дали задание одному из оперативников руководители Управления. - Может, под какой-то группировкой все же «работает» банда? Хотя - шансов мало, проверить надо. Кто из них сможет нормально все рассказать?
 
Виталий Грибов, по кличке Гриб. Ему 37 лет, рецидивист, в авторитете. После последней «командировки» на зону его поставили смотрящим по Батайску. С Грибом встретились. Неофициально, разумеется. И вопрос был один: «Кто эти беспредельщики, что «ставят» квартиры зажиточных коммерсантов?». Виталий Грибов ответить сразу не мог, но зато сказал:
- Есть слух, что среди них - кто-то из ваших, из ментов. Узнаю - скажу. Нам самим беспредел не нужен.
В назначенный день следующей встречи, 1-го сентября, Гриб на встречу не явился.
- Неужто «кинул», - нервничали опера. - Не его ли это люди были вообще, а мы так ошиблись?!
 
Но их претензии были напрасны. Гриб был мертв. По сводке пришла информация, что «в собственном доме в Западном жилом массиве были обнаружены трупы Виталия Грибова и его сожительницы, 19-летней Светланы Балаболовой».
 
Все допрошенные члены преступных группировок, которых было решено задержать, уверяли, что явных неприятелей у Гриба не было, поскольку «жил он правильно, чужого не брал, по беспределу не шалил». Зато кто-то из них сказал, что официальная супруга, а теперь уже вдова Виталия Грибова, Елена, не жившая с ним уже несколько лет (у нее появился новый мужчина - некий Володя Пионтковский), давненько метила на имущество своего супруга. Но когда ее допрашивали следователи, спокойно отвечала, что никаких споров относительно имущества с мужем у нее не было, ничего против новой его возлюбленной Светочки она тоже никогда не имела: «Каждый имеет право жить так, как ему нравится». Правда, буквально через пару дней после гибели Виталия Грибова, она начала просто сногсшибательные усилия прикладывать к переорфмлению на свое имя всего, что принадлежало ему.
 
Леночка Грибова, будучи дамой с амбициями, все никак не могла простить экс-супругу, что, во-первых, он променял ее на молоденькую, а во-вторых, что не оставил ей буквально ничего из своего далеко не бедного состояния. И потому время от времени, с каждым разом все напористей, она наседала на своего сожителя Вову:
- Что ж ты за мужик такой, если о женщине собственной позаботиться не можешь?
- А что я могу сделать?! - слабо отбивался тот.
- Ну как же! У муженька-то моего, знаешь сколько бабок? А «Мерс» его шестисотый! Надо решить с ним вопрос - навсегда. И все будет моим - по закону так положено.
- Ну не могу я руку на авторитета поднять, пойми ты это, дуреха! Меня ж потом разорвут в клочья!
- Сам ты дурак! У тебя ж корешок есть, братец твой по матери, - Андрей Волков. А тот, насколько я-то знаю, опыт таких дел уже имеет. И есть у него, я уверена, люди, способные заняться моей проблемой, То есть нашей общей проблемой, - поправилась она, приобняв Пионтковского. - Поговори С ним, милый! Десять штук «зеленых» мы им за это дадим. Плюс все, что сами смогут взять.
Андрей Волков возражать не стал. Более того, он указал, с кем надо «решать вопрос». Так к делу подключился Дима Ященко.
 
Банда вновь провела скрупулезную работу по «разведке местности». И ночью 31 августа пошли на дело. В этот раз Дима-Интеллигент взял с собой всех, кого мог: Мишу-Борова, Сергея-Рейна, Андрея Волкова и двух новых - Ярика Лиховидова и Олега Ерашова. Вот только малохольного Пионтковского привлекать не стали. Рейнгруберт и Лиховидов провели последние приготовления: убедились, что в доме никого нет, и уехали прочь. Дальше в дело включились другие. Боров залег с рацией в кустах напротив дома, а Ященко с Волковым и Ерашовым перелезли через забор, спрятались во дворе.
 
В час ночи приехал Виталий Грибов со Светочкой. Как только пара переступила порог, на их пути нарисовались трое:
- Заходите в дом, быстро! - скомандовал Ященко.
- Эй, вы кто такие-то вообще? - все-таки Гриб был не мелкой сошкой и мог постоять за себя. - И в курсе, в кого пушкой своей дурной тыкаешь?
- Не надо разговоров, Гриб. Мы занем, кто ты. Заходи внутрь, иначе. Я тебе, для начала, сейчас ногу прострелю. Потом руку. А потом девочке твоей кое-что сделаю. Так, чтобы ты видел это.
- Ты что, отмороженный?!
- Заходи, бл..., кому говорю!
Даже Грибов, глядя на сверкавшие при свете ночного фонаря глаза, понял: спорить бесполезно. В холле дома его сбили с ног и сковали руки наручниками. А Свету Ященко увел в соседнюю комнату.
- Ну, говори, где бабки лежат. Мы возьмем и уйдем. Останешься жить.
- Не оставите, я знаю. Только девушку не трогайте. Меня убейте - ее пожалейте, молодая она еще.
- Посмотрим...
Гриб сделал последнюю попытку - он катнулся по полу, пытаясь дотянуться до ног одного из нападавших. Но не сумел. В ту же секунду Волков несколько раз выстрелил ему в голову. В это время Ященко, с нескрываемым от того, что делает, удовольствия, видя неприкрытый страх своей жертвы, поигрывал перед ней пистолетом. Услышав щелчки в холле, он все с той же улыбочкой, два раза нажал на курок «ПСМ».
Олег Ерашов перед выходом устроил обыск: ему до стались несколько золотых изделий (некоторые пришлось снимать с трупа Светланы, но это уже мало кого смущало), немного денег и записная книжка с калькулятором. Деньги и золото он потом передал Ященко, а записную книжку оставил себе.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
 
15 сентября Елена Грибова была задержана. К тому времени оперативники уже выяснили детали произошедшего: были задержаны и Андрей Волков, и Владимир Пионтковский. Последний, оказавшись в Новочеркасском следственном изоляторе, не выдержал и начал рассказывать буквально все, что знал. И снова промелькнули уже знакомые имена: Дима и Миша.
 
Буквально одновременно эксперты принесли данные по изъятому у Волкова пистолету: и Грибов, и валютчик Говоров были убиты из одного пистолета-переточки, у которого, к тому же, есть одна интересная особенность - левая нарезка.
 
Через несколько дней взяли Олега Ерашова. Этот тоже отпираться не стал, подробненько расписав все, что происходило в доме Грибова, и даже нарисовав схемы расположения комнат. Он же сообщил и фамилию того, кто руководил всем действом: Ященко.
 
26 сентября в дежурку Советского райотдела позвонил ювелир Алексей Трохимец:
- На помощь, граждане милиционеры, спасайте меня! - шептал он в трубку. - Тут на лестничной площадке под дверью моей квартиры вот уже больше часа толкутся двое подозрительных личностей. Это бандиты, говорю я вам, убивать меня собрались! Приезжайте скорее!
По указнному беднягой-ювелиром адресу быстро выехала опергруппа. И в подъезде сотрудники милиции задержали Сергея Рейнгруберта и Ярослава Лиховидова. Оба были вооружены.
- Это Ященко нам их дал! - объявил Рейн. - Интеллигент долбанный, мажор. Он во дворе, с Мишей-Боровом.
Но когда опера выбежали на улице, там уже никого не было.
 
Но и само задержание принесло свои плоды: наконец стала понятна сама структура банды. Самый главный - 28-летний Дмитрий Ященко. Ниже - два крыла, боевые группы: Петюкина и Живаева.
Теперь уже было точно известно, кого искать. Убоповцы отрабатывали десятки связей Интеллигента, поднимали записи телефонных разговоров, разговаривали с его знакомыми. В итоге пришла оперативная информация: скрывшийся с 26 сентября Дмитрий Ященко должен при ехать 12 октября в Ростов. Он и приехал, только на вокзале его встретил УБОП.
 
Потом выяснилось имя того, кто перетачивал «газовики» под боевое оружие, - это был некий Андрей Сысоев, студент одного из ростовских вузов. «Кулибина» задержали, и он быстро сдал местонахождение тайника с оружием. И сказал еще кое-что: у него была «крыша» в исполнении капитана милиции, сыщика угрозыска Андрея Сидорова.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
Милиционер Сидоров
 
- Да, видели его, кстати, некоторые члены банды, когда он выходил из дома Сысоева, - подтвердил начальник отдела УБОП Владимир Бабенко. - Точно он.
 
Стали известны и другие неприятные подробности. Это именно Сысоев, получив подробности о розыске банды от Сидорова, передал весточку Ященко и Головинову. Между тем, подтвердилась информация о ссоре Ященко с его «правой рукой» и ближайшим соратником Владимиром Живаевым из-за женщины. Только было все не совсем так, как рассказывал тот арестованный «бык» из банды.
 
У бывшего спортсмена-каратиста Вовы Живаева (для авторитетности он, никогда не сидевший зоне, наколол себе кинжал на руку) была девушка, некая Марина Хороших. Так вот, однажды Мариночка сообщила своему возлюбленному о том, что якобы едет в далекий Иркутск на сессию. Но вместо этого помчалась не в аэропорт (Вову и раньше мучили сомнения в верности Марины, но потом они переросли в настоящую манию, и поэтому он решил проследить за ней), а на квартиру к Диме Ященко. Был скандал, но до драки не дошло. Только Дима решил изгнать Живу из команды, и произошло это как раз во время подготовки нападения на квартиру нефтяника Симоненко. Только очень скоро Мариночка Хороших, оценив как следует физические способности Ященко, вернулась обратно к Живаеву. Отношения между Живой и Интеллигентом окончательно испортились. И Живаев создал собственную бригаду.
 
Были даже сведения, что вроде как сметливого Живу приметили воры (позже опера нашли у него дома блокнот с именами и контактами авторитетов), и отправили выполнять за дание в Сызрань.
 
Как бы то ни было, в октябре того же года, за несколько дней до задержания Ященко, в Сызрани был убит начальник следственного изолятора города полковник внутренней службы Евгений Бородин. А полковник этот был знаменит своей жесткостью и отчаянной борьбой с ворами. Когда сызранские сыщики прислали в Ростов ориентировку на подозреваемого в убийстве Бородина, в донском УБОП ахнули: Владимир Живаев, 1970 г.р., собственной персоной!
 
Но ему вновь удалось уйти. И попался он только спустя два с половиной месяца в Самаре. Совершенно случайно. Отметив Новый год так, что у него попросту закончились все деньги, он, возвращаясь к себе на съемную квартиру, не смог расплатиться с таксистом. Тот оказался не робким парнем и решил проучить Живаева кулаками. Происходившее услышали по рации диспетчеры такси и вызвали милицию.
 
Банда Ященко, Ростов-на-Дону, 1996-1997 гг.
 
За время своего существования банда Ященко совершила более сотни преступлений, в том числе: 14 убийств, 26 разбойных нападений. Ростовский областной суд приговорил их в общей сложности к трехстам годам лишения свободы.
Дмитрий Головинов и убийца-интеллигент, грызущий во время нападений семечки, Дмитрий Ященко получили самое суровое наказание: их осудили к пожизненному заключению.
 
А.Н. Степанов. На переднем рубеже (20-летию Донского УБОП посвящается). Ростов-на-Дону, 2008 г.
 
 
 
 
Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2439



Комментарии:

Раздобыл фото Петюкина, ещё до участия того в банде. У него отец уважаемый тренер  по боксу был...

Много раз слышал про Петюкина-старшего, известный в Ростове человек. Не думал, что это его сын. Если пополните этот пост фотграфией, или какой-либо дополнительной информацией, буду признателен)  

Петюкин - старший уже умер. Сын его вот-вот выйдет(если уже не вышел). Есть фотографии старшего, сделанные в 90-х, младшего - одна, ещё 80-х годов. Петюкин занимался в клубе "Боевые перчатки". Фото добавить не могу - не пойму как...

Про боевые перчатки отдельная история, я имею в виду тёрки Алексеева с Уваровским и взрыв в квартире Гончаровой. Эта история есть в Ростовском словаре. Вот ссылка: http://rslovar.com/content/%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B0%D1%82%D0%B0-%D...

 

Моя электронка aolenev@mail.ru   Если сбросите фото, я дополню материал)

сбросил парочку

Спасибо за фото. Газетную публикацию я вспомнил. А Петюкин младший вообще не похож на командира группы боевиков)

Не за что. Это да, не похож. Он подающий надежды боксёр был, кстати.  А несколько лет назад в Ростове была осуждена шайка некого Юрия Хацкеля, торговавшая наркотиками. Может, тот самый Хацкель...

А ведь и этот судебный процесс снимали на видео, да только видео нигде не найти...

Перепутал я, в ДЮСШ №8 Петюкин занимался, а его отец там тренеровал. И вообще, сдаётся мне, что в  "Криминальной России" о многом умолчали, банда была более серьёзной. 

Отправить комментарий


Войти в словарь


Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail