Убить жандарма Иванова

А А А

ИвановО методах деятельности революционеров тех лет, и о том, как с ними боролись тогдашние силовые структуры, ярко свидетельствует малоизвестное сегодняшним историкам дело об убийстве жандармского подполковника И.В. Иванова, совершенное в Ростове-на-Дону в 1905 году

Ноябрьская стачка 1902 года рабочих Владикавказских железнодорожных мастерских в Ростове была отмечена В.И. Лениным в газете «Искра» как поучительный пример революционного движения. Ей посвящен большой монумент работы скульптора Анатолия Скнарина, именем Стачки 1902 года названы площадь и проспект в Железнодорожном районе.

Однако полиции и жандармерии тогда удалось утихомирить бушевавшие страсти. Зачинщики беспорядков (Соломон Рейзман и другие товарищи) были арестованы. Революционная активность в Ростове после 1902 года пошла на убыль. Да и в рядах самой РСДРП верх стали брать меньшевики, настаивавшие на конструктивном диалоге с властями.

 

Большевистское крыло РСДРП, возглавляемое Лениным, рассматривало террор как единственный метод борьбы с государственными устоями Российской империи. Для выяснения дел в Ростов в конце марта 1905 года приезжал посланник Ленина В.Б. Бонч-Бруевич. В своем письме в заграничный большевистский центр от 31 марта 1905 года ленинский эмиссар сообщает о том, что Донком РСДРП полностью захвачен меньшевиками. От членов партии, стоявших на большевистских позициях (И. Ченцов, Г. Черепахин, И. Ставский) Бонч-Бруевич потребовал активных действий. И они вскоре последовали.

«ГРОМИТЬ БУРЖУЙСКИЙ ПОЕЗД!»

Владикавказские мастерские были оплотом революцииРано утром 15 июля 1905 года в мастерских Владикавказской железной дороги собралось около 500 агрессивно настроенных рабочих. Они двинулись к вокзалу, где стоял готовый к отходу пассажирский поезд, подбирая по пути гайки, болты и камни. Рабочие принялись забрасывать ими паровоз и вагоны.

Охрану станции осуществлял начальник ростовского отделения Владикавказского жандармского полицейского управления железных дорог подполковник И.В. Иванов. В своем распоряжении он имел десять жандармских унтер-офицеров, местного пристава и четверых городовых. С этими силами подполковник двинулся на разъяренную толпу рабочих, стократно превосходившую его маленький отряд.

Попытки вступить в переговоры не увенчались успехом: град камней и гаек вместо вагонов теперь обрушился на жандармов. Тогда подполковник скомандовал «Шашки вон!» и бросился на толпу, увлекая подчиненных личным примером. Бунтовщики обратились в бегство.

Ростовский вокзал начала XX века, его шли громить революционеры

Пассажирский вокзал, вид с перрона

За пределами вокзала к рассеянной толпе подступило подкрепление в виде рабочих с картонажной фабрики и других предприятий, расположенных неподалеку. Еще более увеличившуюся толпу вожаки повели к мосту через Дон для порчи железнодорожных путей и сигнализации. Однако подполковник Иванов был уже там. Огня жандармы не открывали, действовали только шашками. Мост отстояли, буйное скопище было рассеяно. Серьезные ранения получили пятеро рабочих, один из которых впоследствии умер.

Похороны погибшего проходили в Ростове 18 июля и превратились в общегородскую стачку. На ней прозвучали призывы убить жандарма, прислужника самодержавия. Убийства долго ждать не пришлось: подполковник Иванов был застрелен 7 августа 1905 года.

Иванов

 

ПЯТЬ ВЫСТРЕЛОВ В СПИНУ

Иванов знал, что за ним началась охота. На следующий день, когда он проходил мимо кузнечного цеха мастерских, послышались выкрики: «Все равно мы тебя убьем!». Ежедневно ему подбрасывали записки, в которых говорилось, что за дело 15 июля он приговорен революционным комитетом к смерти.

В последних числах июля на стол Иванову лег рапорт городового Георгия Литвинова, который, проходя неподалеку от винной лавки, услышал разговор трех рабочих о покушении на жандармского подполковника. Один из них нахваливался: «Когда нас бьют и рубят, мы тоже мстим!».
Городовой схватил рассказчика за шиворот, притащил в участок. Но тот объяснил, что только пересказывал слухи, гуляющие в мастерских. После чего задержанного пришлось отпустить.

Несмотря на явную угрозу, подполковник Иванов по-прежнему ходил без охраны, и с работы возвращался затемно, причем на общественном транспорте. Так было и 7 августа, в последний день его жизни.
Жандармский офицер жил в квартире, находившейся на углу Дмитриевской улицы (ныне Шаумяна) и Братского переулка. Около половины девятого вечера Иванов покинул свой рабочий кабинет, сел в вагон электрического трамвая, ходившего тогда по Большой Садовой.

Он вышел на углу Братского, пешком прошел до подъезда и стал ключом отрывать дверь. Он не обратил внимания на трех молодых людей, которые любезничали с девушкой на углу с Дмитриевской.
Один из парней вытащил из кармана маленький револьвер, подбежал к подполковнику и пять раз выстрелил ему в спину. После этого вся троица бросилась наутек.

Подполковник, отличавшийся крепким телосложением, даже получив пять пуль в упор, остался на ногах. Он открыл дверь, поднялся по лестнице в свою квартиру, из которой выбежала встревоженная выстрелами семья. Он прошел в кабинет, выложил из кармана на стол часы и платок, сел на стул, и только после этого сказал: «Я ранен, доктора, доктора!».
Изо рта Иванова текла кровь, она растекалась по левой половине кителя. Пока звонили доктору по телефону, силы окончательно оставили подполковника. Он упал со стула лицом вниз и умер.

Дом, где жил и был убит подполковник Иванов в переулке Братском (современный вид)

Тот же дом, с другого ракурса, с видом на Шаумяна (бывшую Дмитриевскую)

ГЛАВНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ ГОРНИЧНАЯ

Убийц Иванова выдала девица Александра Карагодина, с которой флиртовала на углу троица убийц. Она работала горничной в одном из домов неподалеку, и случайно оказалась свидетельницей убийства. Пораженная ужасом, Карагодина осталась на месте, и видела, как те трое вскоре вернулись обратно, уже переодетыми. Смешавшись с толпой, они наблюдали за действиями судебных исполнителей. Один из убийц спросил громко: «Кого убили?». Услышав ответ «Подполковника Иванова», воскликнул: «Очень жаль!». При этом все трое нехорошо улыбались.

Потрясенная увиденным, горничная на следующий день рассказала все хозяину, у которого служила. Тот за руку отвел ее в полицейский участок. Их путь пролегал мимо винной лавки рядом с домом, где жил Иванов. Трое подвыпивших гуляк громко распевали там песни. Карагодина узнала убийц.

11 августа ростовское управление жандармерии уже имело информацию о том, что убийство подполковника Иванова совершили ученик технического железнодорожного училища Яков Ковалев, а также рабочие мастерских Яков Бутов и Алексей Зрелов. Все трое были известны политической неблагонадежностью и причастностью к боевой дружине, которой командовал некий Виталий Сабинин (ревкличка «Собино»).

13 августа все трое были задержаны порознь приставом Блажковым. При задержании сопротивление оказал только Ковалев: он выхватил из кармана небольшой револьвер «Велодог», но был обезоружен Блажковым. Позднее выяснилось, что именно из этого оружия был убит подполковник.

Иванов"Бомбист" Виталий Сабинин (Собино) один из главных большевистских боевиков Ростова революционных лет. Погиб в декабре 1905 года на баррикадах Темерника (ростовская Пресня), в вооруженном столкновении с правительственными войсками. Сегодня в Ростове есть улица Собино

ГУМАННЫЙ ВЕРДИКТ: «НЕВИНОВНЫ!»

Дело об убийстве И.В. Иванова было рассмотрено особым присутствием новочеркасской судебной палаты в сентябре 1906 года. Перед судом предстали только Бутов и Зрелов: третий подследственный Ковалев в январе 1906-го при явном попустительстве охраны перепилил решетку камеры, в которой содержался, и совершил побег.

В отношении подсудимых было много улик: орудие убийства, показания свидетелей (помимо Карагодиной убийц рассмотрела Прасковья Васильченкова, торговавшая семечками неподалеку от крыльца дома, где жил Иванов). В суде была предъявлена записка Бутова некоей «Настеньке» (кличка представителя Донревкома Григория Ткачева), перехваченная тюремными служителями. Бутов просил «Настеньку» прислать денег в тюрьму для уплаты долгов, упоминая при этом: «кто всю жизнь свою отдал для народа, не должен нуждаться как нищий».

Защищал подсудимых адвокат Петровский, один из лучших в Ростове. Нашлись свидетельницы, девушки из рабочей среды, которые показали, что во время, когда произошло убийство, они катались с подсудимыми на лодке по Дону. После продолжительного совещания судебная палата вынесла Бутову и Зрелову оправдательный приговор.
Общественное мнение, пораженное революционным вирусом, всецело было на стороне убийц жандарма. Публика, наполнившая зал заседаний, встретила решение суда аплодисментами.

Подполковник Иванов был похоронен на Всехсвятском кладбище Ростова. Его могила была снесена большевиками в 30-х годах прошлого века, вместе с самим кладбищем. Сейчас на этом месте находится Дворец спорта.

Следы убийц Иванова затерялись в последовавшем вихре революции и Гражданской войны. В архивах Истпарта сохранились воспоминания участника революции С.Н. Айзенштарка, записанные в 20-х годах прошлого столетия. В них есть сведения о Бутове:

«В 1907 (или 1908) году он был вновь арестован и приговорен к ссылке в Восточную Сибирь. Февральская революция его освободила. Когда я с ним летом встретился в Ростове, он мне рассказал, почему он, убежденный социал-демократ, противник индивидуального террора, принял участие в убийстве Иванова.

- Подполковник Иванов стал для меня воплощением всей мерзости самодержавного произвола. Иванов за свое злодейство ждал большой награды. Торжествовал, этот кровопийца! Тут чувства заговорили громче теории, громче философии. Убрать эту гадину!
Тут он громко и продолжительно закашлялся. Тюрьма и ссылки закончились для Якова туберкулезом».

Знак революционных событий - огромный памятник Стачке работы скульптора Анатолия Скнарина

Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 2192



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail