Харлампий Ермаков - герой "Тихого Дона"

А А А

 

В № 1818 газеты «Русская Мысль» была помещена заметка о том, что по сообщению Шолохова группе посетителей, казак Харлампий Ермаков, с которого он списал одного из главных героев своего романа «Тихий Дон», был расстрелян Сталиным в 1925 г., в период доносов, чисток и «сталинских извращений».

Харлампий Ермаков - герой "Тихого Дона"

Харлампий Ермаков в ростовском управлении НКВД 30-е гг.

Я встречал Харлампия Ермакова и давно догадывался, читая и перечитывая главы, относящиеся к восстанию, что это он выведен в романе в качестве главного действующего лица. Хотя он тоже упоминается в романе, но та роль, которую он играл во время восстания, отводилась Григорию Мелехову, внешность которого имела сходство с таковою же Харлампия Ермакова, причем подчеркивалось, что Григорий любил «этого безумно храброго командира».

В середине июля 1919 года я был командирован из Новочеркасска на должность командира батареи во вновь сформированную 4-ю Дон. кон. бригаду из восставших верхне-донцов, в которую вошли, получив номера: 19-й Еланский, 20-й Вешенский и 24-й Калиновский полки и 1-я (которую я принял) и 2-я Вешенские батареи, вскоре тоже получившие номера 14-й и 18-й Дон. кон. батареи, образовав 4-й Донской кон.-артил. дивизион. В этой бригаде было немало действительно существовавших героев Шолоховского «Тихого Дона», в том числе и Харлампий Ермаков.

Помню, в первых числах августа, после прорыва ген. Мамантова, когда 20-й полк с 14-й батареей, заняв сл. Макарово, перешел затем в Ср. Карачан, где завязался бой, кто-то указал мне на находившегося в группе начальников одного из офицеров, сказав:
- «Знаете кто? Это подъесаул Ермаков, помощник командира 20-го полка. Во время восстания он командовал дивизией».

 

Я с любопытством стал следить за ним. Добрый конь, хорошая посадка. Роста среднего или выше-среднего. Черноволосый. Правильные черты лица. Острый, немного хищный нос. Слушая начальника штаба бригады, объяснявшего обстановку, он зоркими, слегка прищуренными, глазами, не отрываясь следил за противником. Привычка к командованию проявлялась в коротких репликах — видно было, что он уже оценил обстановку и имеет о ней свое мнение.
 

Получив задачу, он во главе двух сотен быстро двинулся в сторону противника и скрылся в складках местности. Прошло некоторое время и на противоположном скате широкой балки мы увидели в беспорядке бегущую красную пехоту, спешившую укрыться от нашей конницы в ближайшем лесу.
Через несколько дней части нашей бригады оперировали в тылу у красных. В ожидании возвращения подрывников, посланных взорвать жел. дорогу на Балашев, бригада остановилась, выслав для обеспечения нашего правого фланга две сотни с одним орудием моей батареи в сторону Танцырея, под командой подъесаула Ермакова. К вечеру этот заслон был атакован двумя полками красной конницы, за которой следовала пехота, и отошел на бригаду. Вскоре появилась несущаяся в атаку красная лава, по которой наши батареи открыли беглый огонь, а стоявшие скрытно за лесом 19-й и 20-й пол-ки атаковали в конном строю во фланг, опрокинули противника и начали преследование. Красная конница смяла свою пехоту и Ермаков вернулся после боя, приведя 600 пленных и 10 пулеметов.

 

Вскоре, после этого, под нажимом ударной группы Шорина, части 2-го Дон. отд. корпуса отошли за Хопер и перегруппировались, причем была образована конная группа из двух бригад: 4-й и 5-й. Разбив противника у х. Н.-Речинского и ст. Луковской, конная группа повернула на юг и 30-го августа (12 сент. ) повела наступление на х. Попов (Федосеевский).
Под ударом 4-й кон. бригады красная пехота стала отходить, задерживаясь на удобных позициях, но до самого вечера ликвидировать ее нам не удалось и бой стал затихать. Захватив с собой на всякий случай одно орудие, я поднялся на плоскогорье, где находился командующий группой полк. Сальников, командир 5-й кон. бригады, со своим штабом, а также штаб 4-й кон. бригады и командир 20-го полка. Отсюда отлично было видно расположение красных, остановившихся недалеко от хутора на почтительном расстоянии от нашей конницы.

 

Близость населенного пункта и приближавшиеся сумерки заставляли думать, что красным удастся уйти. И вдруг все ахнули...
Из рядов 20-го полка отделился всадник и карьером понесся в сторону противника. За ним еще два, потом целая сотня, за ней остальные...
- «Что они делают!... Что они делают!...» воскликнул командующий группой полк. Сальников.

 

Командир 20-го полка хлестнул по лошади и поскакал к полку. Я открыл огонь, чтобы поддержать атаку, развивавшуюся блестяще. Все с затаенным дыханием следили, как, несмотря на беспорядочный огонь красных, доблестные вешенцы быстро приближались к противнику и наконец дошли.
 

В короткий срок все было кончено. Больше 1.000 пленных, пулеметы, весь обоз и большой транспорт артиллерийских снарядов попали в наши руки.
Так как командир полка в момент атаки находился при штабе бригады, то инициатором ее был его помощник. Сказался темперамент потомка одного из сподвижников Ермака.

 

Дважды легко раненый в августовских боях, подъесаул Ермаков вскоре, был тяжело ранен, эвакуирован и больше я его не встречал. Надо полагать, что к моменту отхода Донской Армии осенью 1919 г., он еще не оправился от ран и остался в своей станице, где встретился с Шолоховым, который и использовал его для своего романа.
 

У Ермакова был брат, тоже офицер, произведенный, как и он, за боевые отличия, в чин хорунжего или сотника. Он командовал сотней в 20-ом полку, но погиб не так, как описывается в романе.
 

В середине октября 1919 г. конница ген. Коновалова под его личной командой, разбив и уничтожив противника в районе ст. Михайловской, двинулась на следующий день на х. Уваровский и с. Калмык. Левофланговая 4-я бригада, пройдя поселок около станции Калмык, получила донесение от своих квартирьеров, высланных в с. Калмык, что они переловили там красных квартирьеров, от которых узнали, что из г. Новочеркасска по большой дороге идет в это село бригада красной пехоты при двух батареях. Доблестный начальник штаба 4-й кон. бригады В.-Ст. Н. А. Хохлачев решил ее перехватить и уничтожить. Мы свернули с дороги и напрямик двинулись рысью на перерез восточнее х. Богдановского. Мне приказано было загнать лошадей, но прибыть с батареей во время, чтобы в момент атаки подавить огонь артиллерии красных.
 

Все было разыграно, как по нотам. Шедшие без всяких мер охранения красные были внезапно атакованы в конном строю. Я в несколько минут привел к молчанию обе их батареи, пытавшиеся защищаться на картечь, причем на позиции были захвачены в полной исправности 5 орудий, из которых я открыл огонь по противнику. Остальные были брошены неподалеку или захвачены нашей конницей. Бригада красных была совершенно уничтожена. Мы захватили сотни пленных, все «колеса», пулеметы и артиллерию. Но в этом бою был убит брат Харлампия Ермакова,командовавший сотней.
 

Е. КОВАЛЕВ,
«Родимый Край», Париж.

 

...Интересна личность базковского казака, хорунжего 12-го Донского полка, полного георгиевского кавалера Харлампия Васильевича Ермакова (1891-1927). М. А. Шолохов не раз говорил, что Ермаков многое рассказывал ему о войне германской, о подробностях Вешенского восстания, о себе. Дед Ермакова, возвратившись из турецкой кампании в 1811 году, привез в хутор пленную турчанку и, несмотря на протест родителей, женился на ней. Отец Харлампия, Василий Ермаков, первенец от этого брака, вышел в мать - смуглый, горбоносый, курчавый, с узкими диковатыми глазами. Харлампий тоже унаследовал турецкую кровь. Был он лихой наездник, горячего нрава человек. Вырос в хуторе Базки, куда Ермаковы переехали из хутора Антиповского. Простой казак, участник двух войн, он дослужился до офицерского звания, воевал на стороне белых, красных, "зеленых". Закончил гражданскую войну командиром полка в Первой Конной Буденного.
 
Харлампий Ермаков - герой "Тихого Дона"
Базковский казак Харлампий Васильевич Ермаков
 
По окончании войны Харлампий работал начальником Майкопской кавалерийской школы, в 1924 году вернулся на Дон, в Базки. Работал грузчиком на ссыпке зерна, на Базковском элеваторе, был председателем хуторского комитета бедноты. Здесь, в доме казака Федота Абрамовича Харламова, он встречался с Шолоховым, рассказывал о своих долгих мытарствах по своей и чужой земле. Многие подробности из военной биографии заинтересовали Шолохова. Тогда же Харлампий строго-настрого наказал писателю не упоминать его имени из опасения получить огласку своей службы у белогвардейцев. В "Известиях" от 31 декабря 1937 года М. А. Шолохов, отвечая на многочисленные вопросы о прототипах своих героев, уточнял: "...для Григория Meлехова прототипом действительно послужило реальное лицо. Был на Дону такой казак... но, подчеркиваю, мною взята его военная биография, "служивский" период, война германская, война гражданская".
 
Дочь Ермакова, Пелагея Харлампиевна, живет сейчас в Вешенской. Она помнит встречи отца с писателем и утверждает, что Харлампий Ермаков многими чертами "перешел" в Мелехова.
- Слово свое Михаил Александрович сдержал, имя отца скрыл, но все-таки Харлампием Ермаковым названо одно незначительное лицо в "Тихом Доне". Помните, сцена пьянки в хуторе Лиховидовском, где вместе с Григорием были Медведев и Ермаков?
Харлампий Ермаков - герой "Тихого Дона"
Фотокопия письма М. А, Шолохова Х.В. Ермакову из Москвы в хутор Базки
 
Пелагея Харлампиевна, седая, смуглая женщина с прямым, чуть с горбинкой носом - сказалась и в ней турецкая кровь! - общительная и живая, охотно вспоминает про своего отца:
- Был он, как и Мелехов, левша, коней и скачки любил до беспамятства. Вот эти наши ворота (мы были на ее, отцовском подворье, в Базках. - В. В.) - двухметровой высоты - никогда не открывал, прыгнет в седло и - как на крыльях перемахивал.
 
Известно письмо М. А. Шолохова X. В. Ермакову от 6 апреля 1926 года:
"Уважаемый тов. Ермаков!
Мне необходимо получить от Вас некоторые дополнительные сведения относительно эпохи 1919 года.
Надеюсь, что Вы не откажете мне в любезности сообщить эти сведения с приездом моим из Москвы. Полагаю быть у Вас в мае - июне с. г. Сведения эти касаются мелочей восстания В.-Донского. Сообщите письменно по адресу - Каргинская, в какое время удобнее будет приехать к Вам? Не намечается ли у Вас в этих м(еся)цах длительной отлучки?
С приветом М. Шолохов"*
*(Прийма К. И. С веком наравне, с. 166.)
 
Поскольку речь зашла о прототипе Григория Мелехова, то необходимо привести одно из редких воспоминаний М. А. Шолохова о его жизни на хуторе Плешакове.
 
"...Григорий - это художественный вымысел. Дался он мне не сразу. Но могу признаться теперь, что образы Григория, Петра и Дарьи Мелеховых в самом начале я писал с семьи казаков Дроздовых. Мои родители, живя в хуторе Плешакове, снимали у Дроздовых половину куреня. Мы с ними жили под одной крышей, и я для изображения портрета Григория кое-что взял от Алексея Дроздова, для Петра - внешний облик и его смерть - от Павла Дроздова, а для Дарьи многое позаимствовал от Марии, жены Павла, в том числе и факт ее расправы со своим кумом Иваном Алексеевичем Сердиновым, которого в романе я назвал Котляровым...
 
Братья Дроздовы были простые труженики, ставшие на фронте офицерами... А тут грянула революция и гражданская война, и Павла убивают. В глубоком яру их зажали и потребовали: "Сдавайтесь миром! А иначе - перебьем!" Они сдались, и Павла, как офицера, вопреки обещанию, тут же и убили. Вот это мне крепко запомнилось. А потом его тело привезли домой. В морозный день. Я катался на коньках, прибегаю в дом - тишина. Открыл на кухню дверь и вижу: лежит Павел на соломе возле пылающей печи. Плечами подперев стену, согнув в колене ногу. А брат его, Алексей, поникший сидит напротив... До сих пор помню это... Вот я в "Тихом Доне" и изобразил Григория перед убитым Петром... Так же были взяты из жизни эпизод убийства Дарьей кума своего Котлярова и получение ею пятисот рублей наградных из рук генерала за эту расправу... Тогда, в хуторе, я хотел было побежать на площадь, посмотреть генерала, но отец меня не пустил: "Нечего глазеть на палачей!.."
 
В разработке сюжета стало ясно, что в подоснову образа Григория характер Алексея Дроздова не годится. И тут я увидел, что Ермаков более подходит к моему замыслу, каким должен быть Григорий. Его предки - бабка-турчанка, - четыре Георгиевских креста за храбрость, служба в Красной гвардии, участие в восстании, затем сдача красным в плен и поход на польский фронт - все это меня очень увлекло в судьбе Ермакова. Труден у него был выбор пути в жизни, очень труден. Ермаков открыл мне многое о боях с немцами, чего из литературы я не знал... Так вот, переживания Григория после убийства им первого австрийца - это шло от рассказов Ермакова. И баклановский удар - тоже от него...
 
*(Прийма К. И. С веком наравне, с. 169-171.)
 
Источник: http://m-a-sholohov.ru/ "M-A-Sholohov.ru: Михаил Александрович Шолохов"
 

 

Рекомендуем: 
Нет
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 1677



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail