Шесть выстрелов, изменивших жизнь Алексея Русова

А А А

 

Имя милиционера Алексея Русова появилось на карте Ростова. Того самого Русова, что сыграл решающую роль в задержании знаменитой ростовской банды братьев Толстопятовых-"фантомасов" в 1973 году. Это дело прекрасно помнят в Ростове, несмотря на прошедшие годы.
 
В семье Русовых хранится комсомольский билет Алексея, выданный 1 марта 1975 года, когда все советские комсомольцы получали документ нового образца. Номер билета, выписанного Ростовским обкомом ВЛКСМ, третий по счету: 02000003. Первый комсомольский билет этой серии был символически выписан на имя В.И. Ленина. Второй - вручен знаменитой донской гимнастке Людмиле Турищевой. Третьим по значимости комсомольцем Дона в те годы был Алексей Русов.
Он был милиционером № 1 Советского Союза. Русов избирался делегатом от комсомола Дона на различные съезды. Он мог сделать головокружительную карьеру, но дослужился всего до майора. Хотя все пути для него были открыты, в жизни он пошел своей дорогой.
Как же сложилась судьба Алексея Русова?
 
Он родился 25 февраля 1952 года в небольшом селе на территории Чертковского района Ростовской области. Казалось, ему уготован обычный жизненный путь трудяги-парня из простой крестьянской семьи. Получил профессию токаря, по окончании школы устроился работать на одном из заводов в Новочеркасске. В его служебной характеристике говорится следующее:
"Передовой производственник и активный комсомолец. Будучи призванным в ряды Советской Армии, удостоился права служить в пограничных войсках. Отличился при охране Государственной границы СССР, за что получил благодарность командования. Зарекомендовал себя как лучший стрелок подразделения"...
Это умение метко стрелять и пригодилось Русову в тот день 7 июня 1973 года, когда, на проспекте Октября, он неожиданно оказался лицом к лицу с тремя бандитами, в руках у которых были автоматы и сумка, набитая деньгами.
 
А все определил Его Величество Случай. В начале 1970-х годов приказом МВД в крупных городах были образованы подвижные милицейские группы - ПМГ, которые должны были срочно выезжать по заявкам о совершенных преступлениях. Младший сержант Русов был милиционером-водителем ПМГ-16 ОВД Октябрьского райисполкома. Вместе со старшим группы - участковым инспектором младшим лейтенантом Евгением Кубыштой - он выехал по заявке в к институту "Южгипроводхоз": в сапожном ларьке рядом со зданием института какие-то хулиганы разбили стекла. Милиционеры осматривали место происшествия, когда за зданием раздались выстрелы. Это "фантомасы" расстреляли грузчика Владимира Мартовицкого, который попытался их остановить. Оба милиционера бросились на звуки выстрелов, но обходя с разных сторон здание института. Русов выскочил на бандитов первым. 
Он произвел шесть выстрелов из своего табельного пистолета ПМ. Четыре из них попали в цель: тремя был смертельно ранен Сергей Самасюк, а четвертая угодила в ногу Владимиру Горшкову. "Фантомасы" были задержаны, осуждены и расстреляны. А вся их история вошла в анналы отечественной и мировой криминалистики.
 
О поимке "фантомасов", первых советских гангстеров, сообщил даже пресловутый "Голос Америки". Все участвовавшие в задержании бандитов, а также милицейское начальство отправились в Москву, на прием к министру внутренних дел СССР генерал-полковнику Н.А. Щелокову. Николаю Анисимовичу пришелся по душе младший сержант с открытым располагающим лицом. Он тут же подписал приказ о присвоении ему офицерского звания. Русов сразу стал лейтенантом милиции, "перешагнув" звание младшего лейтенанта.
 
Из рук министра Русов получил золотой знак "Отличник милиции", денежную премию и ценный подарок - транзисторный радиоприемник "ВЭФ-204", бывший в те годы модной новинкой и жутким дефицитом. Имя Русова было занесено в Книгу Почета МВД СССР.
Н.А. Щелоков увидел в Русове прообраз милиционера будущего. В семье хранится фотография, где они сидят рядом на одном из партийных съездов. Министр дал команду пропагандировать образ сотрудника советской милиции на примере ростовчан. О Русове, Салютине, Дорошенко и Кубыште много писала и местная, и центральная пресса в 1973-1975 годах.
 
Младшего сержанта Алексея Русова учили стрелять и начальство из Октябрьского райотдела милиции Ростова (снимок сверху, слева - Русов, справа - Евгений Кубышта),  и сам министр внутрених дел СССР генерал-полковник Н.А. Щелоков (снимок внизу, Щелоков - в центре).
Фото из архива семьи Русовых. 
Известный очерк "Это было в Ростове" - написала журналистка "Литературной газеты" Ольга Чайковская. Вот каким она увидела Алексея Русова при личной встрече.
"...Он невысок, совсем еще мальчишка. У него смуглое лицо, яркие серо-синие глаза в черных ресницах. Настоящий парубок, только застенчивый.
- Говорят, вы хорошо стреляете?
- Та, - машет он рукой. - Обыкновенно.
Я спрашиваю, как он припадал на колено и стрелял "с кулака". Он качает головой с сомнением. Не помнит он, как стрелял "с кулака"...
Ну как же я сразу не догадалась, этого просто не могло быть! Алеша стрелял на бегу, отскакивал в сторону потому что в него тоже стреляли. Стрелял, боясь пропасть в прохожих...
- А правда ли, - спрашиваю я, - что когда вы увидели между собой и бандитами женщину, то вы уже нажали на спусковой крючок, а потом вскинули пистолет кверху?
Он откидывается на спинку стула и хохочет.
_ Так ведь пуля бы уже все равно полетела. Тут вскидывать поздновато было бы.
Я начинаю понимать, почему в этого парня влюблена вся ростовская милиция. Совершенная простота, никакого желания хотя бы чуть-чуть собою полюбоваться".
 
Русова приглашали переехать в Москву. У него были хорошие перспективы роста по линии МВД, или даже по партийной линии. Но он категорически отказался и остался в Ростове. Тому было множество причин. Он полюбил Ростов, считал его своим городом. Здесь были его друзья, сослуживцы. А в Ростовском университете училась жена Елена.
А самое главное _ Алексей никогда не задумывался о своей карьере. Похоже, что в жизни она ему была совершенно не нужна.
 
Вдова Русова, Елена Васильевна, говорит, что Алексей в быту был скромным, домашним человеком. Обожал детей - Антона и Лиду. Любил готовить, причем особенно ему удавались "папики" (так он называл белорусские драники) и фирменный торт "русик". 
Он любил рыбалку, но никогда не ходил на охоту, хотя был прекрасным стрелком, и постоянно это подтверждал в милицейском тире. У Алексея был добрый характер, и он не мог отнимать жизнь у животных.
Он редко надевал свою награду, орден Боевого Красного Знамени, и никому - ни домашним, ни друзьям во время застолья - не рассказывал, что же он пережил за те минуты, когда опустошил магазин своего ПМ вслед бандитам, уворачиваясь от их пуль. О чем он думал, стоя на улице Троллейбусной возле "Москвича", на заднем сиденье которого лежало бездыханное тело одного из бандитов, Сергей Самасюка, с кровавым пятном на левой стороне светлой рубашки. 
Кажется, сознание того, что от его руки погиб, хотя и преступник, но все-таки человек, не покидало Алексея всю жизнь.
 
Русов продолжил службу в Ростове. Сначала в уголовном розыске, потом перешел в подразделение по работе с несовершеннолетними. Был начальником спецприемника для "малолеток" (он тогда располагался на улице Нариманова). Потом перешел на работу в аппарат УВД Ростова. И оттуда перевелся в другое подразделение милиции: в областное управление исполнения наказаний.
В апреле 1986 года Русова направляют в Киев, на курсы повышения квалификации работников МВД. Это было за две недели до катастрофы на Чернобыльской АЭС.
 
26 апреля весь личный состав курсов подняли по тревоге. Построили, объяснили задачу: срочная эвакуация населения из района, где случилось бедствие. И направили прямиком в 30-километровую зону вокруг аварийного реактора.
- Алексей там находился две недели, - говорит Елена Васильевна Русова. - Телефонной связи с ним не было, домой он присылал весточки: дескать, не волнуйся, у нас полевой выход, со мной все в порядке. О том, что случилось в Чернобыле, сообщения в прессу начали просачиваться уже после первомайских праздников. А потом, вернувшись оттуда, Алексей рассказывал, как приходилось эвакуировать местных жителей. Сам деревенский парень, он понимал, как трудно людям расставаться со своим домом, жильем, нажитым имуществом.
Вернувшись из Чернобыля, Алексей Русов сразу ощутил нелады со здоровьем. Стала редеть его пышная густая шевелюра. Температура тела у него не опускалась ниже 37,7 градусов. "Он фактически сгорал", - так говорит Елена Васильевна.
На нескольких фото, снятых на море, где Алексей был без рубашки, вокруг его тела заметно какое-то сияние: засветился негатив. Родные уверены, что это - последствие пребывания в Чернобыле.
Тем не менее, благодаря жизнерадостному характеру, Алексей не унывал. К врачам идти категорически отказывался, хотя чувствовал, что в его организме происходят роковые изменения. "На ногах", не ложась в больницу перенес свой первый инсульт...
 
К тому времени изменилось отношение к героям-милиционерам, задерживавших Толстопятовых. Страна вступила в новую, рыночную эпоху. Расплодилось невиданное множество банд куда более дерзких, чем легендарные "фантомасы". И о том деле стали вспоминать все реже и реже - как о реликте из какой-то другой эпохи. Их вроде не забывали, но все же...
 
По-разному сложились судьбы четверки, задержавшей "фантомасов". Геннадий Дорошенко уволился из органов, стал работать водителем "на гражданке". Евгений Кубышта продолжил службу в милиции. Наиболее удачно сложилась карьера Виктора Салютина, который возглавлял областное управление пожарной охраны, потом перешел на руководящую должность в академию МВД в Москве, дослужился до генерала. Виктор Афанасьевич умер после тяжелой болезни. В Ростове в его честь установлена мемориальная доска, его именем названа пожарная плавбаза, охраняющая наш город со стороны Дона.
 
Русов не напоминал начальству о своих былых подвигах. По выслуге лет уволился из органов юстиции, поступил на работу начальником службы безопасности в одной из ростовских фирм. Здоровье все больше давало о себе знать. На семейных фотографиях последних лет уже редко увидишь Русова улыбающимся, хотя он по-прежнему любящий муж и отец. Он словно предчувствовал...
После того, как ушел из жизни один из его близких друзей, он сказал жене: "Все. Я следующий".
 
И все же смерть застигла его неожиданно. После обширного инфаркта Русов все же слег в больницу. Казалось, что он уверенно пошел на поправку. Утром 11 мая 2000 года его выписали домой. Он умер вечером того же дня.
"Он был бы жив, если бы не Чернобыль", - говорит Елена Васильевна. 
 
Именем Алексея Русова назвали одну из улиц в Первомайском районе, в коттеджном поселке на пути к Ростовскому морю.  
Имя милиционера теперь прочно вошло в историю Ростова, и стало его частью. Но остался и другой, не менее важный след: дети.
Сын Антон пошел дорогой отца и тоже решил служить в милиции...
 
Александр ОЛЕНЕВ ("Вечерний Ростов", 21.06.2004 г.).
Было интересно? Скажите спасибо, нажав на кнопку "Поделиться" и расскажите друзьям:

Количество просмотров: 8362



Вход на сайт

Случайное фото

Начать худеть

7 уроков стройности
от Людмилы Симиненко

Получите бесплатный курс на свой e-mail